275 УК РФ

Государственная измена

Государственная измена, то есть совершенные гражданином Российской Федерации шпионаж, выдача иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации, —

наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.

Примечание. Лицо, совершившее преступления, предусмотренные настоящей статьей, а также статьями 276 и 278 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Комментарии к статье 275 УК РФ

Объектом государственной измены являются общественные отношения, складывающиеся по поводу обеспечения безопасности Российского государства. Согласно Стратегии национальной безопасности, утвержденной Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. N 537 , стратегическими целями обеспечения национальной безопасности в сфере государственной безопасности являются защита основ конституционного строя и суверенитета РФ, ее независимости и территориальной целостности.

СЗ РФ. 2009. N 20. Ст. 2444.

Основы конституционного строя РФ представляют собой главные устои государства, его основные принципы, которые призваны обеспечить РФ характер конституционного государства, которое, с одной стороны, выполняет функции управления обществом, а с другой — находится в зависимости от саморегулирующегося гражданского общества и его потребностей. В Конституции РФ основы конституционного строя регламентированы главой 1, в которой определены носитель суверенитета и источник власти в России, заложены основы правового статуса личности в государстве, закреплена форма правления и тип государственного устройства, указаны иные принципиальные характеристики Российского государства как демократического, светского, социального.

Суверенитет предполагает по смыслу ст. ст. 3, 4, 5, 67 и 79 Конституции РФ верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении и представляет собой необходимый качественный признак Российской Федерации как государства, характеризующий ее конституционно-правовой статус .

Постановление Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г. N 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2000. N 5.

Территориальная целостность и неприкосновенность России тесно связаны с государственным суверенитетом, являются одновременно его отражением и условием. Они раскрываются в следующих положениях: «1) в юридической невозможности уступки Российской Федерацией, ее органами и должностными лицами части территории России иностранным государствам; 2) в запрете на создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на нарушение целостности Российской Федерации; 3) в обязанности органов государственной власти по принятию необходимых мер для охраны суверенитета России, ее независимости и государственной целостности, обороны страны, государственной безопасности; 4) в невозможности выхода субъекта Российской Федерации из ее состава; 5) в возможности «федеральной интервенции» в случаях угрозы территориальной целостности, исходящей от субъекта Российской Федерации» .

Эбзеев Б.С. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. В.В. Лазарев. 2-е изд., доп. и перераб. М., 2001. С. 40.

Предметом государственной измены являются сведения, составляющие государственную тайну, либо иные сведения, которые могут быть использованы иностранным государством, международной или иностранной организацией или их представителями в ущерб безопасности Российской Федерации .

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 27 марта 1996 г. N 8-П «По делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года «О государственной тайне» в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина» признал неконституционной практику отстранения адвоката от участия в качестве защитника в производстве по уголовным делам, связанным с государственной тайной, ввиду отсутствия у него специального допуска к государственной тайне.

В соответствии с Законом РФ от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне» (в ред. Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ) сведения, составляющие государственную тайну РФ, — это защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации. Перечень таких сведений утвержден Указом Президента РФ от 30 ноября 1995 г. N 1203 (в ред. Указа Президента РФ от 19 марта 2013 г.). В частности, государственную тайну составляют сведения о дислокации, организационной структуре, вооружении и состоянии боевого обеспечения войск; о достижениях науки и техники, имеющих важное оборонное или экономическое значение; о финансовой политике в отношении иностранных государств; о лицах, сотрудничающих на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими разведывательную, контрразведывательную или оперативно-розыскную деятельность, и т.д. .

СЗ РФ. 1997. N 41. Ст. 8220.

СЗ РФ. 2006. N 8. Ст. 892.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ, высказанной в Постановлении от 20 декабря 1995 г. N 17-П «По делу о проверке конституционности ряда положений пункта «а» статьи 64 Уголовного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Смирнова» и подтвержденной в Определении Конституционного Суда РФ от 27 мая 2004 г. N 188-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Финкеля Моисея Зусмановича на нарушение его конституционных прав частью пятой статьи 9 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», уголовная ответственность за выдачу государственной тайны иностранному государству правомерна лишь при условии, что перечень сведений, составляющих государственную тайну, содержится в официально опубликованном для всеобщего сведения федеральном законе. Правоприменительное решение, включая приговор суда, не может основываться на неопубликованном нормативном правовом акте, что вытекает из ч. 3 ст. 15 Конституции РФ. Сказанное полностью применимо и к проблеме ответственности за государственную измену и шпионаж.

К «иным сведениям», которые могут стать предметом государственной измены, относятся любые сведения, не составляющие государственной тайны, использование которых иностранными или международными силами способно причинить ущерб безопасности страны. Эти сведения могут касаться различных сторон жизни государства и общества: политики, хозяйства, культуры, науки, организации транспортных перевозок, сети дорог автомобильного и железнодорожного транспорта, порядка оформления документов и т.д. Они могут носить ограниченный характер либо находиться в свободном доступе, почерпнуты из средств массовой информации или получены в частных беседах. Характер сведений и источник их получения не влияют на квалификацию содеянного.

Как предмет государственной измены сведения могут быть объективированы в устной речи, письменных источниках, технических изделиях и т.д.

Объективная сторона государственной измены состоит в активных, враждебных, совместных с иностранным государством, иностранной или международной организацией или их представителями действиях гражданина РФ, направленных в ущерб безопасности Российской Федерации. Состав преступления является формальным; государственная измена окончена с момента совершения виновным действий независимо от фактического наступления последствий.

В диспозиции ст. 275 УК РФ альтернативно указаны следующие действия, составляющие объективную сторону государственной измены: а) шпионаж, б) выдача государственной тайны, в) оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, иностранной или международной организации или их представителям . Выполнения хотя бы одного из них достаточно для привлечения к уголовной ответственности.

Конституционность существующих форм государственной измены была полностью подтверждена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 20 декабря 1995 г. N 17-П «По делу о проверке конституционности ряда положений пункта «а» статьи 64 Уголовного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Смирнова». Как указал Суд, гарантируя права и свободы человека и гражданина и обеспечивая их защиту, государство одновременно вправе устанавливать в федеральном законе ограничения прав и свобод в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства, в том числе предусматривать уголовную ответственность за деяния, умышленно совершенные в ущерб основным ценностям конституционного строя. Установление уголовной ответственности за выдачу государственной или военной тайны иностранному государству не противоречит ч. 3 ст. 15, ч. 4 ст. 29, ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, а установление уголовной ответственности за измену Родине в форме оказания иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против Российской Федерации, умышленно совершенное гражданином в ущерб ее суверенитету, территориальной неприкосновенности или государственной безопасности и обороноспособности, не противоречит ч. ч. 1 и 3 ст. 4, ч. 3 ст. 55, ч. 1 ст. 59 Конституции РФ.

Шпионаж как форма государственной измены с объективной стороны идентичен шпионажу как самостоятельному преступлению, предусмотренному ст. 276 УК РФ. Он определяется законом как передача, собирание, похищение или хранение в целях передачи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передача или собирание по заданию иностранной разведки или лица, действующего в ее интересах, иных сведений для использования их против безопасности России .

Характеристика действий дается по аналогии с рекомендациями, содержащимися в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» и в п. п. 7, 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами».

В отношении сведений, составляющих государственную тайну, уголовно наказуемыми признаются следующие действия: передача, собирание, похищение или хранение; при этом состав преступления будет иметь место как в случае совершения указанных действий по заданию иностранного государства, иностранной или международной организации или их представителей, так и в инициативном порядке, если будет установлена цель передачи этих сведений определенным в статье уголовного закона адресатам.

В отношении «иных сведений» уголовно наказуемыми признаются лишь их передача или собирание; при этом обязательным признаком является совершение указанных действий по заданию иностранной разведки или лица, действующего в ее интересах, в то время как цель последующей передачи указанных сведений тем или иным адресатам не имеет решающего значения при квалификации.

Передача — это действия, состоящие в незаконном предоставлении сведений, составляющих предмет шпионажа, лицами, у которых находятся эти сведения, посторонним лицам для временного использования или хранения. Как передачу сведений следует квалифицировать и иные разновидности действий, состоящих в любых способах их возмездного либо безвозмездного сбыта другим лицам (продажу, дарение, обмен и т.д.). Как самостоятельный признак состава государственной измены, передача предполагает предоставление соответствующим адресатам сведений, которыми виновный изначально владеет на незаконных основаниях.

Собирание — это действия, состоящие в различных (кроме похищения) способах завладения и приобретения сведений, составляющих предмет шпионажа: покупка, получение в дар или в уплату долга, в обмен на товары и вещи, присвоение найденного и т.п., а также незаконное временное завладение этими сведениями в преступных либо иных целях, когда в действиях виновного не установлено признаков хищения. Собирание сведений может быть совершено способом, составляющим самостоятельное преступление (например, путем применения насилия к лицу с целью получения от него соответствующих сведений). В этом случае виновный несет ответственность по правилам совокупности преступлений.

Похищение — это действия, заключающиеся в изъятии у юридических или физических лиц носителей информации, составляющей государственную тайну, независимо от того, владеют ли эти лица соответствующими предметами законно или незаконно; это противоправное завладение носителями информации любым способом с намерением присвоить похищенное либо передать его другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом. Очевидно, что «похищение» сведений, составляющих государственную тайну, предполагает хищение физических носителей таких сведений. В силу чего при наличии к тому оснований содеянное виновным может быть квалифицировано по совокупности с преступлениями против собственности (например, ст. 164 УК РФ).

Хранение — это действия, связанные с незаконным владением сведениями, составляющими государственную тайну, и сокрытие носителей соответствующей информации в помещениях, тайниках, а также в иных местах, обеспечивающих их сохранность.

Адресаты, которым передаются сведения, составляющие предмет шпионажа, четко определены в ст. 276 УК РФ. Ими являются иностранное государство, иностранная или международная организация, иностранная разведка, их представители.

Иностранное государство — это любая (кроме Российской Федерации) политико-правовая организация конкретного общества с соответствующей формой правления вне зависимости от того, входит ли она в ООН, имеются ли у нее дипломатические отношения с Россией и признана ли она международным сообществом в качестве субъекта международного права.

Иностранная организация — это объединение людей, созданное за рубежом, совместно реализующее определенную программу, действующее как на территории РФ, так и за ее пределами.

Понятие международной организации для целей применения ст. 275 и ст. 276 УК РФ нуждается в широкой трактовке. Ею следует признавать не только созданные государствами на основании договоров или иных соглашений органы сотрудничества государств по тем или иным вопросам или наднациональные, надгосударственные организации, которым государствами передано осуществление некоторых суверенных полномочий, а также, исходя из Пояснительной записки к проекту Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (который стал Законом N 190-ФЗ от 12 ноября 2012 г.), организации, основанные отдельными лицами для осуществления деятельности на территории нескольких государств.

Представители иностранного государства, международной или иностранной организации — это лица, которые наделены правом принимать решения, выступать от имени и в интересах такого государства или организации. Исходя из смысла закона, передача сведений частному лицу, не представляющему интересы иностранного государства или организации, не образует состава преступления, предусмотренного ст. 275 или ст. 276 УК РФ, но при определенных обстоятельствах может квалифицироваться как пособничество в указанных преступлениях либо как разглашение или выдача государственной тайны.

Иностранная разведка — это разновидность спецслужбы иностранного государства, государственный орган (их система или структурное подразделение государственного органа), наделенный полномочиями по осуществлению разведывательной (контрразведывательной) деятельности.

Лицо, действующее в интересах иностранной разведки, не обязательно является представителем (официальным представителем) спецслужб, в качестве такого может выступать любое частное лицо, выполняющее отдельные задания иностранной разведки.

Государственная измена в форме шпионажа (и шпионаж как самостоятельное преступление) окончена с момента совершения соответствующих действий: передача — в момент отчуждения сведений; собирание и похищение — в момент завладения сведениями; хранение — с момента начала хранения независимо от его продолжительности.

Поскольку действия, образующие шпионаж, перечислены законодателем как альтернативные, последовательное собирание, хранение и передача лицом сведений, составляющих предмет преступления, квалифицируются как единое преступление.

Выдача государственной тайны как форма государственной измены состоит в передаче соответствующих сведений международной или иностранной организации, иностранному государству или их представителям и может быть совершена лишь лицом, которое располагает соответствующими сведениями по службе, работе, учебе или в силу иных законных оснований. Установление законности факта владения сведениями, составляющими государственную тайну, является необходимым условием отграничения таких форм государственной измены, как шпионаж и выдача государственной тайны.

Оказание помощи иностранному государству, международной или иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности РФ как форма государственной измены, может выражаться в различных действиях: предоставлении денежных средств, оборудования, проведении финансовых операций, оказании консультационных услуг, укрывательстве агентов иностранных спецслужб, пособничестве в осуществлении ими своей разведывательной и иной деятельности, вербовке агентов для иностранных спецслужб, переходе на сторону врага в военное время, совершении каких-либо преступлений по заданию иностранного государства или его спецслужб и т.д. В случаях, когда конкретные действия, состоящие в оказании помощи иностранному государству, содержат признаки каких-либо самостоятельных составов преступлений, содеянное подлежит квалификации по правилам идеальной совокупности преступлений. Для установления данной формы государственной измены в настоящее время нет необходимости устанавливать, что субъект оказывал помощь иностранному государству, иностранной или международной организации в проведении именно враждебной деятельности. Достаточно, чтобы эта деятельность была направлена на причинение ущерба безопасности страны.

Преступление окончено с момента совершения любого из действий, указанных в диспозиции ст. 275 УК РФ. Состав преступления формальный.

С субъективной стороны государственная измена характеризуется виной в форме умысла. Субъект преступления осознает, что совершаемые действия причиняют или способны причинить ущерб безопасности Российской Федерации, но несмотря на это не высказывает желания прекратить преступные действия и не прекращает их .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 6 ноября 2003 г. N 5-О03-234 по делу Бабкина А.И. // Официальный сайт Верховного Суда РФ: http://www.supcourt.ru.

Мотивы и цели государственной измены могут быть разнообразными (корыстные, политические, националистические, трусость и малодушие и т.д.). Они не влияют на квалификацию, но подлежат обязательному установлению, поскольку значимы для определения меры ответственности и наказания виновного.

Субъектом преступления является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста и являющееся гражданином РФ. Субъект специальный. Бипатриды также несут ответственность за государственную измену по ст. 275 УК РФ, поскольку наличие у гражданина РФ гражданства иностранного государства не освобождает его от обязанностей, вытекающих из российского гражданства (ч. 2 ст. 62 Конституции РФ). Граждане иных государств, лица без гражданства при совершении действий, описанных в диспозиции ст. 275 УК РФ, могут нести ответственность в зависимости от ситуации либо по ст. 276 УК РФ, либо согласно ч. 4 ст. 34 УК РФ за соучастие (как организаторы, подстрекатели или пособники) в государственной измене.

В примечании к ст. 275 УК РФ законодатель предусмотрел поощрительную норму, согласно которой лицо, совершившее государственную измену, должно быть освобождено от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным способом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится состава иного преступления.

Добровольность сообщения органам власти о совершенном преступлении не связывается законом с мотивами поведения лица, а также с обстоятельствами, предшествовавшими такому поведению или повлиявшими на принятое решение. Сообщение может быть сделано как в любой государственный, так и в муниципальный орган власти.

Добровольность предполагает: отсутствие принуждения со стороны кого-либо, неосведомленность органов власти о совершенном преступлении или лице, его совершившем, наличие у субъекта преступления реальной возможности продолжать свою преступную деятельность. Добровольное сообщение о совершенном преступлении в смысле примечания к ст. 275 УК РФ не предполагает обязательного наличия известных закону признаков деятельного раскаяния (способствование раскрытию преступления, возмещение ущерба). Соответствующие действия могут иметь место, но их отсутствие не препятствует при наличии иных требуемых обстоятельств применению анализируемого примечания.

Своевременность сообщения предполагает, что оно сделано в срок, разумно достаточный для того, чтобы компетентные органы имели возможность предотвратить наступление дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации. Исходя из текста закона, своевременность сообщения не зависит от стадии совершения преступления; она может быть установлена как на стадии покушения, так и после окончания преступления.

«Иное» способствование предотвращению ущерба интересам России как альтернативное основание освобождения от ответственности за государственную измену, как правило, имеет место после соответствующего сообщения о совершенном преступлении. Оно может выражаться в изобличении соучастников, раскрытии каналов связи с иностранными спецслужбами, перевербовке и т.д.

Выдача государственной тайны

Госизмена в форме выдачи государственной тайны также не содержит ничего неясного. Эта часть статьи подразумевает передачу гражданином РФ иностранной разведке сведений, имеющих соответствующий гриф секретности. Передача должна осуществляться умышленно.

Отличие от шпионажа в том, что процесс сбора или хищения требуемой информации исключается, так как загрифованные сведения по условиям задачи уже находятся в руках обвиняемого.

В комментариях к 275-й статье обычно добавляют, что это происходит в случаях, когда обвиняемый располагает секретами по служебной надобности. Например, является военнослужащим, сотрудником спецслужб или работником оборонного предприятия, имеющим доступ к материалам, содержащим гостайну. То есть секреты стали известны обвиняемому «легально», на основании наличия к ним допуска от государства.

Иногда указывается еще один канал получения секретов — «иным путем». Данная формулировка подразумевает передачу секретной информации, полученной без санкции государства, однако и без признаков шпионажа (намеренного сбора по заданию).

В 2012 году УК РФ конкретизировал ответственность в этой области, пополнившись статьей 283.1 «Незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну» (до восьми лет лишения свободы). Эта статья подразумевает незаконное (без оформления надлежащего допуска и служебной надобности) получение и хранение секретных сведений «для себя». В статье отдельно указано, что под нее не попадают ситуации, предусмотренные статьями 275 и 276 (передача собранных сведений вовне).

Сама же по себе намеренная передача информации, полученной таким «нечаянным» образом, включает уже третью часть состава государственной измены — оказание помощи иностранному государству. Насколько можно судить по обрывочным сведениям, просачивающимся в прессу, это как раз случай Светланы Давыдовой, которую обвиняют по статье 275 за намеренную передачу в украинское посольство секретной информации, полученной случайным образом (подслушанной в маршрутке).

Оказанием помощи — и в любой иной устраивающей вас форме

В ноябре 2012 года формулировка 275-й статьи пополнилась расширительной трактовкой госизмены: теперь к ней относится и оказание «финансовой, материальной, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации».

Ранее эта часть статьи звучала более скупо: «оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации».

Интересно тут как расширение перечня врагов государства (например, включение в него международных организаций), так и смещение фокуса от ущерба «внешней безопасности» (обороноспособности) к безопасности вообще, то есть подразумевая и внутреннюю безопасность тоже. Стоит отметить замену вполне конкретной «враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности» на гораздо более расплывчатую «деятельность против безопасности».

Ранее под «иной помощью» обычно понимались сознательные рациональные действия гражданина РФ, содействующие работе иностранных разведок. Скажем, предоставление убежища сотрудникам иностранных разведок или помощь им в поиске явочных и конспиративных квартир, снабжение их ресурсами, техническими средствами и документами. Или, например, вербовка по их заданию агентуры из числа местных жителей, а также помощь в устройстве агентов на работу, подразумевающую доступ по служебной надобности к государственным секретам.

В эту категорию входят и такие действия, как передача иностранной разведке сведений, заведомо не имеющих грифа секретности, но интересующих ее (военно-техническая информация, сведения о научных разработках, данные о промышленности и транспорте, работе спецслужб и так далее). Здесь, правда, возникает чисто схоластическая тонкость разграничения со шпионажем. Характерным признаком может выступать, например, инициативный характер передачи — то, что обвиняемый сам предложил представителю разведки эту информацию, безотносительно своих мотивов.

В любом случае именно такое деяние, отличающееся наименьшей формальной определенностью, потенциально подвержено необоснованному расширительному толкованию, а его квалификация по статье 275 вызывает наибольшую критику со стороны правозащитников. И именно оно было дополнительно размыто по смыслу последними правками 2012 года.

Некоторые указывают, что после замены «враждебной деятельности» на «деятельность против безопасности» могут серьезно снизиться требования к доказательной базе о наличии у обвиняемого злого умысла, а у его действий — ощутимого реального ущерба. Этим мнением, в частности, на днях поделился с общественностью президентский совет по правам человека.

Причем в 2012 году законопроект вносился в Думу и вовсе с фантастической формулировкой о том, что под деятельностью против безопасности государства следует понимать действия, направленные, «в том числе, против ее конституционного строя, суверенитета, территориальной и государственной целостности». Эта «юридическая ядерная бомба», по сути запрещающая любые публичные формы несогласия с действиями федеральных властей, все-таки не прошла через бредень юридической экспертизы Госдумы, вызвав резкие протесты среди депутатов.

Антибиотик широкого спектра действия

Можно, конечно, опять поиронизировать над юридической техникой федерального законодателя, как и не в первый раз указать на примеры невысокого уровня экспертизы законопроектов, что порой с неимоверной легкостью проходят чтения в Госдуме. (К слову, рассмотрение поправок 2012 года во втором и третьем чтениях сразу заняло у парламента не более 10 минут.) Но проблема гораздо сложнее.

Государство сталкивается с быстрыми переменами в социальной ткани, особенно в области упростившихся трансграничных взаимодействий (в том числе через интернет), и инстинктивно видит опасность во всплеске неконтролируемой (не санкционированной бюрократией) гражданской активности, а также в стихийных протестных движениях, координирующих свои действия на принципах сетевой самоорганизации. Власть, защищаясь, вынуждена перестраивать устаревающий юридический корпус в соответствии с новой угрозой.

Адекватно ли государство в этой перестройке? Чтобы ответить на данный вопрос, следует сперва понять, адекватно ли понимается сама угроза. А для понимания угрозы ее сначала нужно назвать.

И тут возникает эффект, который братья Стругацкие называли «лингвистическим удушьем». У государства нет слов, чтобы описать, конкретизировать угрозу, которую оно чует, нет способов отличить «правильную» социальную активность от «неправильной» (сознавая всю условность этих категорий).

Отсюда и расплывчатость формулировок 275-й статьи, и химерические конструкции недавно принятой военной доктрины, вводящей протесты собственного населения и критическую ревизию «славного прошлого» в разряд военных угроз для государства. Это не от кровожадности или трусости высших сановников, как почему-то многие считают, а исключительно от отсутствия у бюрократии подходящего языка. Явление есть, а слова для него нет. Поэтому принимается максимально широкая трактовка и дальше мысленно приписывается «а там разберемся в каждом конкретном случае». Как говорил Наполеон Бонапарт разработчикам французской конституции, «пишите коротко и неясно».

Как любая машина без «защиты от дурака», такое законодательство опасно в неблагонамеренных руках. Совать пальцы в работающий токарный станок чревато, но именно такими станками становятся некоторые элементы нового закона страны. Перед нами, по сути, «антибиотик широкого спектра действия», который технически может применяться как против реальных угроз социальной стабильности, так и против любых подозрительных форм самоорганизации населения вне государственных структур и контролируемых государством НКО.

Однако систематическое злоупотребление антибиотиками приводит к самым печальным последствиям для организма — от дисбактериоза до направленных мутаций вредоносных штаммов, устойчивых к этому лекарству.

Главное — своевременно покаяться

275-я, как и все статьи 29-й главы УК («Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства») при рассмотрении выглядит страхолюдно. Однако к ней есть особая приписка, позволяющая избежать этих неприятных «от 12 до 20 лет».

Примечание гласит: «Лицо, совершившее преступления, предусмотренные настоящей статьей, (…) освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Такое же правило действует в отношении статей 276 («Шпионаж») и 278 («Насильственный захват власти или насильственное удержание власти»).

Другими словами, если «у разбойника лютого совесть Господь пробудил» и он, обнаружив за собой признаки госизмены, немедленно покаялся компетентным органам, то про «от 12 до 20 лет» можно забыть. Естественно, если никаких иных преступлений в процессе государственной измены не было совершено.

Комментарий к статье 275 УК РФ

1. Состав преступления:
1) объект: отношения в области обеспечения безопасности и защиты основ конституционного строя Российской Федерации.

2) объективная сторона: действия, совершенные гражданином РФ и направленные на государственную измену:
— шпионаж (см. ст. 276 УК РФ);
— выдача иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации;
— оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации;
3) субъект: гражданин Российской Федерации, достигший возраста 16 лет, осведомленный в сведениях, составляющих государственную тайну, которые были ему доверены или стали известны по службе, работе, учебе или иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации;
4) субъективная сторона: характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла.

Преступление считается оконченным с момента принятия гражданином Российской Федерации на себя обязательств перед иностранным государством, международной или иностранной организацией или их представителями по проведению шпионской деятельности, выдаче сведений, составляющих государственную тайну, либо по оказанию финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации.

По настоящей статье предусмотрено специальное основание освобождения от уголовной ответственности — добровольное и своевременное сообщение органам власти лицом, совершившим данное преступление о нем или способствование иным образом предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации, при условии что в его действиях не содержится иного состава преступления.

2. Применимое законодательство:
1) Закон РФ «О государственной тайне» (государственная тайна (ст. 2), перечень сведений, составляющих государственную тайну (ст. 5), допуск должностных лиц и граждан к государственной тайне (ст. 21), ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации о государственной тайне (ст. 26);
2) ФЗ «О безопасности» (основные принципы обеспечения безопасности (ст. 2), содержание деятельности по обеспечению безопасности (ст. 3), правовая основа обеспечения безопасности (ст. 5);
3) ФЗ «О федеральной службе безопасности» (ст. 8 — направления деятельности федеральной службы безопасности (контрразведывательная деятельность), ст. 12 — обязанности федеральной службы безопасности (выявлять, предупреждать, пресекать и раскрывать преступления, дознание и предварительное следствие по которым отнесены к ведению органов федеральной службы безопасности);
4) ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» (ст. 4 — основные понятия, гражданин иностранный гражданин, лицо без гражданства);
5) ФЗ «Об обороне» (ст. 2 — организация обороны);
6) УПК РФ (ст. 151);
7) акты Президента РФ:
— указ от 05.02.2010 N 146 «О Военной доктрине Российской Федерации»;
— указ от 12.05.2009 N 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года»;
— указ от 06.10.2004 N 1286 «Вопросы Межведомственной комиссии по защите государственной тайны» (Межведомственная комиссия осуществляет полномочия по формированию перечня сведений, отнесенных к государственной тайне, организует разработку предложений о порядке определения размеров ущерба, который может быть нанесен безопасности России в следствие несанкционированного распространения сведений, составляющих государственную тайну);
— указ от 30.11.95 N 1203 «Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне» (сведения, отнесенные к государственной тайне, в военной области, экономики, науки и техники, внешней политики, разведывательной, контрразведывательной, оперативно-розыскной и антитеррористической деятельности);
— распоряжение от 16.04.2005 N 151-рп «О перечне должностных лиц органов государственной власти и организаций, наделяемых полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне»;
8) акты Правительства РФ:
— постановление от 06.02.2010 N 63 «Об утверждении Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне»;
— постановление от 02.08.97 N 973 «Об утверждении Положения о подготовке к передаче сведений, составляющих государственную тайну, другим государствам или международным организациям»;
— постановление от 04.09.95 N 870 «Об утверждении Правил отнесения сведений, составляющих государственную тайну, к различным степеням секретности».

3. Судебная практика:
1) кассационное определение СК по уголовным делам ВС РФ от 06.11.2003 N 5-О03-234.

2) постановление КС РФ от 19.04.2010 N 8-П;
3) постановлением КС РФ от 07.06.2000 N 10-П разъяснено, что суверенитет предполагает по смыслу ст. 3, 4, 5, 67 и 79 Конституции РФ верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении и представляет собой необходимый качественный признак РФ как государства, характеризующий ее конституционно-правовой статус;
4) постановлением КС РФ от 20.12.95 N 17-П разъяснено, что уголовная ответственность за выдачу государственной тайны иностранному государству правомерна лишь при условии, что перечень сведений, составляющих государственную тайну, содержится в официально опубликованном для всеобщего сведения федеральном законе. Правоприменительное решение, включая приговор суда, не может основываться на неопубликованном нормативном правовом акте, что вытекает из ч.3 ст. 15 Конституции РФ.

Консультации и комментарии юристов по ст 275 УК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 275 УК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.