Единая информационная система по обязательному страхованию ОСАГО

Статья 15. Порядок осуществления обязательного страхования

Комментарий к статье 15
Судебная практика.
Суд признал, что выяснение обстоятельств законности управления автомобилем лицом, виновным в совершении ДТП, является необходимым для принятия решения о выплате страховой премии, и вернул дело для нового рассмотрения (Постановление ФАС ВСО от 18 января 2005 г.

по делу N А74-2641/04-К1-Ф02-5631/04-С2).

Предмет спора по рассматриваемому делу до настоящего времени является неопределенным в правоприменительной практике и остается дискуссионным среди практиков и теоретиков страхового дела, в том числе исследующих вопросы обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.
Тем не менее окружной суд, исследовав все представленные доказательства и документы по рассматриваемому спору, применив нормы Закона об ОСАГО и ГК РФ, пришел к выводу, что обстоятельства дела, касающиеся предмета спора, исследованы не полностью, в связи с чем дело направлено на новое рассмотрение.
В частности, окружным судом было исследовано одно из основных положений законодательства, касающееся вопроса, кто считается застрахованным по полису ОСАГО, а именно:
— собственник или иной законный владелец, независимо от того, вписано данное лицо в полис ОСАГО или не вписано;
— непосредственно сам страхователь, если иное лицо не вписано в полис ОСАГО;
— только то лицо, которое вписано в полис ОСАГО в качестве лица, допущенного к управлению застрахованным ТС.
Из обстоятельств рассматриваемого дела следует, что:
— во-первых, водитель Блиндерман М.И. на момент ДТП не был вписан в полис ОСАГО в качестве застрахованного лица;
— во-вторых, не известно, на каком законном основании М.И. Блиндерман был вообще допущен к управлению ТС, т.е. не известно, была ли у него доверенность или иное вещное право на владение ТС в момент ДТП.
При таких обстоятельствах окружной суд не смог сделать какие-либо однозначные выводы.
Тем не менее рассмотрим все возможные варианты исхода данного дела.
Первый вариант: М.И. Блиндерман в момент ДТП не имел каких-либо законных прав на владение ТС, а тем более не был вписан в полис. В этой ситуации страховая выплата, на наш взгляд, не подлежит возмещению по тем же основаниям, а именно на основании ст. 1 и п. 2 ст. 15 Закона об ОСАГО. Тем более, согласно ст. 14 Закона об ОСАГО, право регрессного требования к подобным лицам не применимо, так как законодатель основания для предъявления регрессного требования в каждом случае указывает раздельно, а не в совокупности. Что касается вопроса о возможности применения к этой ситуации положений п. 2 ст. 931 ГК РФ, определяющих, что в любом случае считается застрахованным риск ответственности самого страхователя, этот тезис законодателя может быть применен в случае, если страхователь, во-первых, является законным владельцем застрахованного ТС, и, во-вторых, иное лицо, а не страхователь, должно владеть застрахованным ТС на законном основании. В рассматриваемом варианте отсутствует второй признак, так как он не доказан материалами дела, поэтому страховая выплата по п. 2 ст. 931 ГК РФ не подлежит возмещению.

Второй вариант: М.И. Блиндерман был допущен к управлению застрахованным ТС на законном основании, однако он не вписан в полис ОСАГО. В этой ситуации страховой случай наступил, и страховое возмещение подлежит выплате на основании ст. ст. 1 и 15 Закона об ОСАГО, а также на основании ст. 14 Закона об ОСАГО, позволяющим страховщикам после выплаты страхового возмещения предъявлять регрессное требование к лицам, не включенным в договор ОСАГО. Кроме того, в этом случае вполне уместно применить и положения ст. 3 Закона об ОСАГО, определяющей принципы обязательного страхования, в том числе принцип гарантии возмещения вреда (см. комментарий к ст. 3 Закона об ОСАГО).
Суд отказал в признании ДТП страховым случаем на основании того, что виновное лицо, управлявшее автомобилем, не было внесено в полис ОСАГО (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда г. Москвы от 5 мая 2005 г. N 09АП-4138/05-ГК).
(Извлечение)
ГУП «Мосгортранс» обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании с ЗАО «МАКС» ущерба, причиненного в результате ДТП в размере 11 282 руб. 36 коп.
Решением суда от 05.03.2005 по делу N А40-66995/04-102-453 в удовлетворении заявленных исковых требований отказано.
При этом суд исходил из того, что гражданская ответственность водителя, признанного виновным в ДТП, не была застрахована.
ГУП «Мосгортранс», не согласившись с принятым решением, подало апелляционную жалобу, в которой считает его незаконным и необоснованным.
В своей жалобе заявитель указывает, что водитель, признанный виновным в ДТП, управлял автомобилем на законном основании, его гражданская ответственность застрахована, и тот факт, что он не указан в полисе ОСАГО, не является основанием для отказа в выплате страхового возмещения.
По доводам, приведенным в жалобе, заявитель просит решение суда отменить, вынести новый судебный акт об удовлетворении исковых требований в полном объеме.
В судебном заседании апелляционной инстанции заявитель доводы жалобы поддерживает в полном объеме.
Ответчик с доводами жалобы не согласен, решение суда считает законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Дело рассмотрено Девятым арбитражным апелляционным судом в порядке ст. ст. 266, 268 АПК РФ.
Как следует из материалов дела, 20.06.2004 в Москве произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автобуса «Икарус-28033», регистрационный знак АВ 925 77, принадлежащего истцу, и автомобиля «ВАЗ-21099», регистрационный знак В 300 КО 99, под управлением водителя Мамедова С.Г.
Согласно справке ОБ ДПС ГИБДД УВД ВАО г. Москвы, ДТП произошло в результате нарушения водителем Мамедовым С.Г. п. 9.10 Правил дорожного движения, что также подтверждается Протоколом 77 АВ 0462595 от 20.06.2004 об административном правонарушении, Постановлением 77 АВ N 1831951 от 20.06.2004 по делу об административном правонарушении.
Истец, полагая, что гражданская ответственность Мамедова С.Г. застрахована в соответствии с ФЗ об ОСАГО от 25.04.2002, обратился с иском к страховщику.

Однако страховщик (ответчик) отказал истцу в выплате страхового возмещения.
Апелляционный суд, изучив материалы дела, выслушав лиц, участвующих в деле, проверив все доводы апелляционной жалобы и отзывы на нее, пришел к выводу, что оснований для отмены либо изменения решения суда не имеется.
29.12.2003 между Курдагия Д.А. и ЗАО «МАКС» был заключен договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (страховой полис ААА N 0224359424).
Указанный договор страхования был заключен с условием ограниченного использования транспортного средства только указанными в полисе лицами.
В соответствии с ч. 2 ст. 931 ГК РФ лицо, риск ответственности которого за причинение вреда застрахован, должно быть названо в договоре страхования. Если это лицо в договоре не названо, считается застрахованным риск ответственности самого страхователя.
Лицами, допущенными к управлению автомобилем «ВАЗ-21099», регистрационный знак В 300 КО 99, т.е. лицами, чей риск ответственности застрахован, в полисе указаны Курдагия Д.А., Курдагия М.А.
Мамедов С.Г., признанный виновным в ДТП, не указан в страховом полисе в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством.
Таким образом, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что риск ответственности Мамедова С.Г. не является застрахованным.
В соответствии со ст. 1 ФЗ от 25.04.2002 N 40-ФЗ об ОСАГО договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств — договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной в договоре суммы (страховой суммы). Страховой случай — наступление гражданской ответственности страхователя, иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату.
Поскольку риск гражданской ответственности Мамедова С.Г. не был застрахован, ответчик обоснованно отказал истцу в выплате страхового возмещения в связи с тем, что страховой случай не наступил.
Апелляционным судом признается несостоятельным довод заявителя жалобы о том, что поскольку Мамедов С.Г. управлял автомобилем на законном основании, на основании доверенности, его гражданская ответственность является застрахованной.
Согласно п. 4 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, владелец транспортного средства — собственник транспортного средства, а также лицо, владеющее транспортным средством на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления, либо на ином законном основании (права аренды, доверенность на право управление транспортным средством, распоряжение соответствующего органа о передаче ему транспортного средства и др.).
В соответствии с ч. 2 ст. 19 ФЗ «О безопасности дорожного движения» запрещается эксплуатация транспортных средств, владельцами которых не исполнена установленная федеральным законом обязанность по страхованию своей гражданской ответственности.
Кроме того, управление транспортным средством с нарушением предусмотренных договором обязательного страхования условий запрещено п. 1 ст. 12.37 КоАП РФ.
Из указанных норм следует, что, используя автомобиль, его владелец обязан застраховать свою гражданскую ответственность либо убедиться, что его гражданская ответственность застрахована другим лицом. В противном случае использование данного транспортного средства будет являться незаконным.
Таким образом, риск гражданской ответственности владельца транспортного средства является застрахованным в том случае, если он сам является страхователем, либо если он указан в полисе обязательного страхования как лицо, допущенное к управлению транспортным средством, либо если договор страхования заключен на условиях неограниченного числа лиц, допущенных к управлению.
Из изложенного следует, что причинение вреда водителем Мамедовым С.Г., не включенным в полис обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, не является страховым случаем, следовательно, не влечет обязанности ответчика по страховой выплате.
Апелляционный суд пришел к выводу, что суд первой инстанции правомерно отказал ГУП «Мосгортранс» в удовлетворении исковых требований о возмещении вреда, причиненного в результате ДТП.
Доводы апелляционной жалобы ГУП «Мосгортранс» не нашли своего подтверждения в материалах дела, в связи с чем жалоба не подлежит удовлетворению.
Руководствуясь ст. ст. 266, 268, 269, 271 АПК РФ, апелляционный суд постановил:
решение Арбитражного суда г. Москвы от 05.03.2005 по делу N А40-66995/04-102-453 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Ситуация, изложенная в фабуле комментируемого дела, наиболее часто встречается в правоприменительной практике Закона об ОСАГО. Однако точки зрения специалистов по страхованию, а также судебных органов по применению п. 2 ст. 15 Закона об ОСАГО расходятся, в силу чего отсутствует единая правоприменительная практика по рассматриваемому вопросу.
Тем не менее наша позиция по применению на практике п. 2 ст. 15 не совпадает с выводами судебной коллегии по комментируемому судебному делу.
Исковые требования истца основаны на договоре (полисе ОСАГО), который заключен в соответствии с Законом об ОСАГО, определяющим основные принципы заключения, исполнения и прекращения договоров данного вида. Так, одним из оснований возникновения у истца права требования к ответчику является обязательство последнего, возникшее из договора (полиса) ОСАГО, который заключен в соответствии с Законом об ОСАГО.
В соответствии с п. 2 ст. 15 Закона об ОСАГО по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного указанного в договоре ОСАГО владельца транспортного средства, а также других лиц, использующих транспортное средство на законном основании. Кроме того, в соответствии со ст. 1 Закона об ОСАГО к лицам, использующим транспортное средство на законном основании, относятся владельцы, пользующиеся транспортным средством на основании доверенности. В момент ДТП С.Г. Мамедов владел транспортным средством на основании доверенности и, соответственно, использовал транспортное средство на законном основании. Таким образом, в соответствии со ст. ст. 1, 15 Закона об ОСАГО ответственность С.Г. Мамедова была застрахована. Следовательно, он и считается застрахованным по полису ОСАГО, на него распространяется страховое покрытие.

Кроме того, в соответствии со ст. 1 Закона об ОСАГО страховым случаем является наступление гражданской ответственности лица, риск ответственности которого застрахован по договору ОСАГО, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на законном основании, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату. Факт использования С.Г. Мамедовым транспортного средства на законном основании подтвержден материалами судебного дела.
Утверждения ответчика, что гражданская ответственность С.Г. Мамедова не была застрахована ввиду того, что полис ОСАГО был заключен с учетом ограниченного использования застрахованного транспортного средства, не соответствует Закону об ОСАГО.
В самом деле, в соответствии с абз. 2 ст. 16 Закона об ОСАГО гражданин вправе, но не обязан заявить страховщику при заключении договора ОСАГО о лицах, допущенных к управлению застрахованным транспортным средством на законном основании. Ибо в соответствии со ст. 4 Закона об ОСАГО основной обязанностью гражданина является страхование гражданской ответственности владельцев, использующих определенное транспортное средство. В последующем законодатель предоставляет право страхователю расширять страховое покрытие по договору ОСАГО путем допуска к управлению застрахованным ТС других лиц, но на законном основании, с последующим информированием об этом страховщика, так как это связано с применением коэффициентов, предусмотренных страховыми тарифами, или, иначе говоря, влияет на финансовые взаимоотношения между страховщиком и страхователем. То есть если вновь допущенное на законном основании к управлению транспортным средством лицо по возрасту или водительскому стажу, согласно п. 4 раздела I Постановления Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 264, требует применения КВС свыше единицы, у страховщика возникает право на дополнительную премию. Иначе говоря, между страховщиком и страхователем возникают взаимоотношения по урегулированию финансовых вопросов, которые не влияют на обязанности страховщика перед потерпевшими по выплате им страхового возмещения.
Но это обстоятельство никоим образом не ограничивает действие страхового полиса по отношению к лицу, допущенному на законном основании к использованию застрахованного транспортного средства. Ибо обратное противоречило бы п. 2 ст. 15 Закона об ОСАГО и повлекло бы нарушение положений ст. 3 Закона об ОСАГО, провозгласившей принцип гарантии возмещения вреда при наличии договора ОСАГО. Тем более что факт допуска к управлению транспортным средством С.Г. Мамедова, очевидно, не повлек за собой увеличения страхового тарифа, а у страхователя не возникла обязанность по уплате дополнительного взноса, и, соответственно, у страховщика не возникло право на дополнительное денежное требование к страхователю.
Но даже если бы у страхователя возникло дополнительное финансовое обязательство перед страховщиком, которое страхователь не выполнил, то страховщик в любом случае обязан выплатить потерпевшему страховое возмещение, обеспечив исполнение ст. 3 Закона об ОСАГО, и только в последующем на основании ст. 14 Закона об ОСАГО предъявить регрессное требование к лицу, причинившему вред (в данном случае — к С.Г. Мамедову), в размере произведенной страховой выплаты, а также дополнительной страховой премии как к лицу, которое не включено в договор обязательного страхования по вине страхователя. Поэтому в этой части доводы ответчика законодательно несостоятельны.
Следует также отметить, что в соответствии со ст. 2 Закона об ОСАГО законодательство РФ об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев ТС состоит в том числе из ГК РФ, положения ст. 1079 которого определяют, что лицо (в данном случае С.Г. Мамедов, застрахованный в соответствии с Законом об ОСАГО) может быть освобождено от ответственности только в случае умысла потерпевшего или если ущерб был причинен вследствие непреодолимой силы. Эти обстоятельства ответчик не доказал, поэтому он не может быть освобожден от страховой выплаты истцу.
Закон об ОСАГО, а также ГК РФ четко определяют и устанавливают основания, по которым страховщик имеет право на отказ в выплате страхового возмещения либо может быть освобожден от выплаты страхового возмещения. Основания, по которым ответчик отказал истцу в выплате страхового возмещения, в законодательстве не предусмотрены.
Учитывая изложенные обстоятельства дела, на наш взгляд, действие полиса ОСАГО на С.Г. Мамедова распространяется. Поэтому отказ страховщика от выплаты страхового возмещения потерпевшему может рассматриваться как односторонний отказ от исполнения принятых на себя обязательств по полису ОСАГО, что запрещено ст. 310 ГК РФ.
Суд кассационной инстанции указал, что наступление страхового случая в связи с ДТП возможно при управлении автомобилем не только лицами, поименованными в полисе ОСАГО, но и иными законными владельцами, и вернул дело для всестороннего и полного рассмотрения отношений всех его участников (Постановление ФАС ЗСО от 14 июля 2005 г. по делу N Ф04-3070/2005(11453-А27-30)).

Приведенное судебное дело представляет особый интерес, так как мотивация страховой компании по отказу в выплате страхового возмещения рассматривается судами по-разному.
Основной причиной для отказа страховой компанией в выплате страхового возмещения является то, что водитель, который в момент ДТП находился за рулем застрахованного ТС и оказался виновным в причинении вреда потерпевшему, не вписан в полис ОСАГО. Поэтому страховая компания посчитала, что гражданская ответственность данного водителя не считается застрахованной по договору страхования.
Ситуация, когда страхователь, заключивший договор ОСАГО, передает застрахованное ТС в управление другому лицу по доверенности, на практике встречается довольно часто. Это обычная житейская ситуация, которая может быть реализована страхователем когда угодно и в отношении скольких угодно лиц. Порой такая законная передача ТС в управление другому лицу может носить кратковременный и разовый характер. Например, страхователь по причине внезапно возникшего недуга не смог сесть за руль и попросил своего коллегу по работе отвезти его домой на машине страхователя, одновременно выписав ему доверенность. Извещать страховщика о том, что транспортное средство на короткий период, т.е. на несколько часов, передано по доверенности другому лицу, не имеет смысла, так как за этот период страховщик не успеет переоформить полис ОСАГО и передать его на подпись страхователю.
В принципе в сложившейся ситуации заменять полис либо вносить какие-либо изменения в условия страхования не имеет никакого смысла, да и необходимости в этом нет, так как по смыслу положений ст. ст. 1 и 15 Закона об ОСАГО действие страхового полиса распространяется на всех иных лиц, допущенных к управлению застрахованным транспортным средством на законном основании.

Кроме того, в соответствии с ст. ст. 1 и 6 Закона об ОСАГО страховым случаем и объектом страхования является наступление гражданской ответственности при использовании определенного транспортного средства. Или, иначе говоря, риск наступления гражданской ответственности лица за причинение вреда напрямую зависит от источника повышенной опасности. И только факт использования определенного источника повышенной опасности, в данном случае транспортного средства, влечет за собой возникновение у лица гражданской ответственности, если данное лицо причинило ущерб при использовании определенного ТС, что прямо определено ст. 1079 ГК РФ.
Следовательно, если в договоре ОСАГО обозначено определенное транспортное средство — источник повышенной опасности, данный полис в соответствии со ст. 3 Закона об ОСАГО должен покрывать ответственность любого законного владельца этого транспортного средства. В противном случае названный Закон не в полном объеме обеспечивает принцип гарантии возмещения вреда потерпевшим.
Именно исходя из вышеизложенных принципов, кассационная коллегия сделала совершенно справедливые выводы, что к числу владельцев транспортных средств относится не только собственник, но и иные лица, указанные в ст. 1 Закона об ОСАГО и ст. 1079 ГК РФ, т.е. законные владельцы транспортных средств.
К сожалению, изложенная позиция ФАС ЗСО пока не свидетельствует о сложившихся представлениях по обозначенному вопросу в судейском сообществе. Так, в своем Постановлении от 3 ноября 2004 г. N А05-3633/04-2 (см. комментарий к ст. 1) ФАС СЗО занимает противоположную позицию. Очевидно, что точку в комментируемом вопросе поставит последующая судебная практика.
Также противоположную позицию занимает и ФАС МО, о чем свидетельствует его Постановление от 22 августа 2005 г. по делу N КГ-А40/7790-05 (см. ниже).
Суд признал страховой случай не наступившим из-за управления автомобилем виновным лицом, не указанным в полисе ОСАГО, и взыскал возмещение причиненного вреда с владельца средства повышенной опасности (Постановление ФАС МО от 22 августа 2005 г. по делу N КГ-А40/7790-05).

Выводы судебной коллегии основаны на том, что по договору страхования ОСАГО страховым случаем является наступление гражданской ответственности страхователя, иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования. При этом судебная коллегия в качестве иных лиц рассматривает только тех лиц, которые вписаны в полис ОСАГО. Как оказалось, водитель, управлявший застрахованным ТС и причинивший вред, не был вписан в полис ОСАГО, так как к управлению транспортным средством он был допущен после заключения договора страхования. Поэтому суд признал в отношении данного водителя ограничение действия страхового полиса.
Нам представляется, что судебная коллегия применила ст. 1 Закона об ОСАГО в отрыве от ст. 15 этого Закона, в которой совершенно однозначно указано, чей риск считается застрахованным по договору ОСАГО. По договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре обязательного страхования владельца транспортного средства, а также других владельцев, использующих транспортные средства на законном основании. К последней группе законодатель отнес всех лиц, которые не вписаны в полис, но в то же время используют транспортное средство на законном основании. Соответственно, на указанных лиц, на наш взгляд, страховое покрытие по договору ОСАГО должно распространяться.
Суд кассационной инстанции счел отсутствие в полисе ОСАГО фамилии виновного лица основанием для отмены признания ДТП страховым случаем и возврата дела для нового рассмотрения (Постановление ФАС УО от 3 мая 2005 г. по делу N Ф09-1163/05-С5).

Предметом судебного разбирательства по этому делу было, как и в предыдущих делах, ограничение действия полиса ОСАГО на лиц, не внесенных в полис.
В комментарии предлагается остановиться на одном из существенных обстоятельств дела, касающемся вопроса последствий неисполнения страхователем своих обязательств, предусмотренных п. 3 ст. 16 Закона об ОСАГО. Нам представляется, что судебная коллегия, делая выводы о последствиях неисполнения страхователями своих обязательств по п. 3 ст. 16 Закона об ОСАГО, не применила те нормы материального права, которые подлежали применению, что и привело к необоснованному отказу в выплате страхового возмещения.
Пунктом 3 ст. 16 Закона об ОСАГО установлено, что страхователь в период действия договора обязательного страхования, учитывающего ограниченное использование транспортного средства, обязан незамедлительно в письменной форме сообщить страховщику о передаче управления транспортным средством водителям, не указанным в страховом полисе в качестве допущенных к управлению транспортным средством.
При получении такого сообщения страховщик вносит соответствующие изменения в страховой полис. При этом страховщик вправе потребовать уплаты дополнительной страховой премии в соответствии со страховыми тарифами по обязательному страхованию соразмерно увеличению риска. Иные последствия изменения условий страхования Закон об ОСАГО не предусматривает.
В то же время Закон об ОСАГО также не предусматривает последствия неисполнения страхователем своих обязательств, предусмотренных п. 3 ст. 16 этого Закона. Тем не менее все три судебные инстанции приходят к одному выводу: последствиями нарушения страхователем п. 3 ст. 16 Закона об ОСАГО может быть только отказ в выплате страхового возмещения. При этом, к сожалению, суды не указали, исходя из какой нормы материального права возникают такие последствия, которые должны рассматриваться фактически как односторонний отказ от исполнения кредитором своих обязательств. Этот вопрос будет, очевидно, предметом исследования последующей судебной практики, которая в итоге внесет ясность по этой проблеме.
Тем не менее, по нашему мнению, законодателем совершенно четко и определенно установлены последствия неисполнения страхователем обязательств по договору ОСАГО, предусмотренных п. 3 ст. 16 Закона об ОСАГО. Эти последствия указаны в п. 3 ст. 959 ГК РФ, которая определяет, что при неисполнении страхователем своих обязательств по информированию страховщика об изменениях в обстоятельствах, влекущих увеличение страхового риска, страховщик вправе потребовать расторжения договора страхования и возмещения убытков, причиненных расторжением договора, по правилам п. 5 ст. 453 ГК РФ. Иные последствия законодателем не предусмотрены, равно как не предусмотрено право страховщика на отказ в выплате страхового возмещения.

Однако, несмотря на вышеизложенное, судебные инстанции фактически легитимируют действия страховщиков по одностороннему отказу от исполнения принятых на себя обязательств, что прямо противоречит ст. 310 ГК РФ.
При этом следует добавить, что реализация п. 3 ст. 959 ГК РФ в части требования страховщиком досрочного расторжения договора возможна только до наступления страхового случая, т.е. до возникновения обязательства по выплате страхового возмещения. Ибо требования об этом после наступления страхового случая блокируются положениями ст. 310 ГК РФ, запрещающими односторонний отказ от исполнения принятых на себя обязательств по выплате страхового возмещения по факту наступления страхового случая.
Итогом столь неоднозначной позиции окружных арбитражных судов по применению п. 2 ст. 15 Закона об ОСАГО являются выводы, приведенные в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2005 г., утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 10 августа 2005 г., о том, что при наступлении гражданской ответственности лица, не включенного в договор обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в нем водителями, страховщик на основании ст. 14 Закона об ОСАГО имеет право предъявить регрессное требование к указанному лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты.
Таким образом, страховая сумма подлежит выплате, если вред страхователю причинен в результате повреждения его автомобиля по вине управлявшего им лица, не включенного в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, независимо от того, на каких условиях заключен договор. При этом при заключении договора обязательного страхования с ограниченным использованием транспортного средства у страховщика возникает право регрессного требования к указанному лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты.
Надеемся, что вышеизложенная позиция Верховного Суда РФ повлечет за собой единообразие судебной практики по обозначенной проблеме.

§ 10. Обязательное страхование

Понятие. Условия и порядок осуществления обязательного страхования. Объекты обязательного страхования. Конкретные виды обязательного страхования. Легальное определение договора обязательного страхования гражданской ответственности.

Особенности правового регулирования обязательного медицинского и пенсионного страхования. Последствия нарушения правил об обязательном страховании. Обязательное государственное страхование.

1. Вопросам регулирования обязательного страхования посвящены три статьи ГК РФ (ст. 935-937). Поскольку легальное определение понятия «обязательное страхование» в них отсутствует, постольку определяющее значение для его формулирования имеют положения ст. 935 ГК РФ («Обязательное страхование»), предусматривающие обязанность для определенных законом лиц страховать:

а) жизнь, здоровье или имущество других определенных в законе лиц на случай причинения вреда их жизни, здоровью или имуществу;

б) риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц или нарушения договоров с другими лицами.

Главный отличительный признак данного вида страхования: страхование признается обязательным только в том случае, когда такая обязанность установлена федеральным законом.

Под обязанностью страховать следует понимать обязанность лица, указанного в законе, заключать в качестве страхователя договор страхования.

2. Осуществление обязательного страхования состоит в заключении договора страхования. Лицо, на которое возложена обязанность страховать, должно сделать заявление страховщику, а страховщик должен выдать страховой полис (свидетельство, сертификат, квитанцию). Принятие от страховщика указанных документов подтверждает согласие страхователя заключить договор на предложенных страховщиком условиях.

Условия договора, содержащиеся в оферте, заявлении и полисе должны соответствовать условиям, определенным в правовом акте, установившем обязательное страхование.

К таким условиям, в частности, относятся:

а) субъекты страхования;

б) объекты, подлежащие страхованию;

в) перечень страховых случаев;

г) минимальный размер страховой суммы или порядок ее определения;

д) размер, структура или порядок определения страхового тарифа;

е) срок и порядок уплаты страховой премии (страховых взносов);

ж) срок действия договора страхования;

з) порядок определения размера страховой выплаты;

и) контроль за осуществлением страхования;

к) последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субъектами страхования.

Страховщик, имеющий лицензию на проведение добровольного страхования того же вида, но не имеющий лицензии на соответствующее обязательное страхование, не вправе заключать договор обязательного страхования.

Обязательное страхование осуществляется за счет страхователей, кроме случаев обязательного страхования пассажиров на железнодорожном, воздушном, водном и автомобильном транспорте, которое осуществляется за счет самих пассажиров и обязательного государственного страхования, которое осуществляется за счет бюджетных средств (ст. 969 ГК РФ).

3. Объекты обязательного страхования. Обязанность страховать установлена только в отношении интересов, перечисленных в п. 1 и 3 ст. 935 ГК РФ, т.е. объектами обязательного страхования являются:

1) жизнь, здоровье или имущество определенных в законе лиц;

2) риск гражданской ответственности определенных в законе лиц, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц или нарушения договоров с другими лицами;

3) имущество, являющееся государственной или муниципальной собственностью и находящееся в хозяйственном ведении или оперативном управлении юридических лиц, в случаях, предусмотренных законом или в установленном им порядке.

4. Конкретные виды обязательного страхования в соответствии с п. 4 ст. 3 Закона об организации страхового дела устанавливаются федеральными законами о конкретных видах обязательного страхования.

Авторитетное мнение

Сейчас в России законодательными и иными нормативными актами предусмотрено более 40 видов обязательного страхования, однако ни один из этих нормативных актов в части, связанной с обязательным страхованием, не соответствует требованиям ст. 3 Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации». Порядок и условия большинства из видов обязательного страхования не определены.

Н.Н. Косаренко

Среди нескольких десятков специальных нормативных актов, устанавливающих конкретные виды обязательного страхования, особого упоминания заслуживает Закон РФ от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». Указанный закон содержит следующее легальное определение данного договора.

Договор обязательного страхования гражданской ответственности — это договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Договор обязательного страхования является публичным.

5. К отношениям по обязательному медицинскому и пенсионному страхованию правила гл. 48 ГК РФ об обязательном страховании в соответствии со ст. 970 ГК РФ применяются постольку, поскольку законами об этих видах страхования не установлено иное.

6. Последствия нарушения правил об обязательном страховании предусмотрены ст. 937 ГК РФ. В частности, лицо, в пользу которого по закону должно быть осуществлено обязательное страхование, если ему известно, что страхование не осуществлено, вправе потребовать в судебном порядке его осуществления лицом, на которое возложена обязанность страхования.

7. Обязательное государственное страхование — единственный отдельно выделенный в ГК РФ вид обязательного страхования.

В целях обеспечения социальных интересов граждан и интересов государства законом может быть установлено обязательное государственное страхование жизни, здоровья и имущества государственных служащих определенных категорий. Обязательное государственное страхование осуществляется за счет средств, выделяемых на эти цели из соответствующего бюджета министерствам и иным федеральным органам исполнительной власти (страхователям) (п. 1 ст. 969 ГК РФ).

Обязательное государственное страхование осуществляется непосредственно на основании законов и иных правовых актов о таком страховании указанными в этих актах государственными страховыми или иными государственными организациями (страховщиками) либо на основании договоров страхования, заключаемых в соответствии с этими актами страховщиками и страхователями (п. 2 ст. 969 ГК РФ).

К настоящему времени установлено обязательное государственное страхование жизни и здоровья:

— членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы;

— судей, арбитражных заседателей, присяжных заседателей, судебных исполнителей, прокуроров и следователей;

— сотрудников органов внешней разведки, военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ;

— сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции, лиц начальствующего состава федеральной фельдъегерской связи и некоторых других категорий государственных служащих.

Правовой акт

Федеральный закон от 8.05.1994 N 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»

Федеральный закон от 20.04.1995 N 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»

Федеральный закон от 17.01.1992 N 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации»

Федеральный закон от 10.01.1996 N 5-ФЗ «О внешней разведке»

Федеральный закон от 17.12.1994 N 67-ФЗ «О федеральной фельдъегерской связи»

Федеральный закон от 28.03.1998 N 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции»

Судебная практика

Абз. 3 п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 26.12.2002 N 17-П.

Статья 15.6. Непредставление (несообщение) сведений, необходимых для осуществления налогового контроля

СТ 15.6 КоАП РФ

1. Непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок либо отказ от представления в налоговые органы, таможенные органы оформленных в установленном порядке документов и (или) иных сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, а равно представление таких сведений в неполном объеме или в искаженном виде, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от ста до трехсот рублей; на должностных лиц — от трехсот до пятисот рублей.

2. Нарушение должностным лицом государственного органа, органа местного самоуправления, организации либо дипломатического представительства или консульского учреждения либо нотариусом предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах сроков представления (сообщения) сведений в налоговые органы, связанных с учетом организаций и физических лиц, либо представление таких сведений в неполном объеме или в искаженном виде —

влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей.

Комментарий к Ст. 15.6 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Объектом правонарушений, ответственность за которые предусмотрена комментируемой статьей, являются общественные отношения в сфере организации налогового контроля.

Налоговый контроль производится должностными лицами налоговых органов в пределах установленной компетенции посредством налоговых проверок, получения объяснений налогоплательщиков, налоговых агентов и плательщиков сбора, проверки данных учета и отчетности, осмотра помещений и территорий, используемых для извлечения дохода (прибыли), а также в других формах, предусмотренных НК РФ.

Таможенные органы осуществляют контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах, взимаемых в связи с перемещением товаров через таможенную границу, в порядке, предусмотренном Таможенным кодексом Таможенного союза.

Полномочия таможенных органов и обязанности их должностных лиц в области налогообложения и сборов регламентируются ст. 34 НК РФ.

2. Объективная сторона правонарушения по комментируемой статье характеризуется неисполнением в срок либо неполным или ненадлежащим исполнением обязанностей по представлению в налоговые органы документов и (или) иных сведений, необходимых для осуществления налогового контроля.

Налоговым кодексом РФ установлена обязанность налогоплательщиков по представлению в налоговый орган, в частности, следующих документов и (или) сведений:

— о ликвидации или реорганизации;

— копии заявлений налогоплательщика о предоставлении отсрочки или рассрочки по уплате налога (сбора), поданных уполномоченному органу;

— копии решения уполномоченного органа о временном приостановлении уплаты суммы задолженности;

— копии договора об инвестиционном налоговом кредите;

— необходимых для налоговой проверки документов в виде заверенных должным образом копий по перечню, указанному в требовании налогового органа (должностного лица налогового органа), выставленном в ходе выездной налоговой проверки, а в случаях, специально предусмотренных в ст. 88 НК РФ, — в ходе камеральной налоговой проверки.

Согласно п. 1 ст. 93 НК РФ должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы. В п. 3 ст. 93 НК РФ указано, что истребованные документы должны быть представлены в течение 10 рабочих дней со дня получения требования (см. также п. 6 ст. 6.1 НК РФ).

Кроме этого, налогоплательщики — организации и индивидуальные предприниматели, согласно п. 2 ст. 23 НК, обязаны сообщать в налоговый орган соответственно по месту нахождения организации, месту жительства индивидуального предпринимателя:

— обо всех случаях участия в российских организациях (за исключением случаев участия в хозяйственных товариществах и обществах с ограниченной ответственностью) и иностранных организациях — в срок не позднее одного месяца со дня начала такого участия;

— обо всех обособленных подразделениях российской организации, созданных на территории Российской Федерации (за исключением филиалов и представительств), и изменениях в ранее сообщенные в налоговый орган сведения о таких обособленных подразделениях:

в течение одного месяца со дня создания обособленного подразделения российской организации;

в течение трех дней со дня изменения соответствующего сведения об обособленном подразделении российской организации;

— обо всех обособленных подразделениях российской организации на территории Российской Федерации, через которые прекращается деятельность этой организации (которые закрываются этой организацией):

в течение трех дней со дня принятия российской организацией решения о прекращении деятельности через филиал или представительство (закрытии филиала или представительства);

в течение трех дней со дня прекращения деятельности российской организации через иное обособленное подразделение (закрытия иного обособленного подразделения).

Налогоплательщики — физические лица по налогам, уплачиваемым на основании налоговых уведомлений, помимо обязанностей, предусмотренных п. 1 ст. 23 НК РФ, обязаны сообщать о наличии у них объектов недвижимого имущества и (или) транспортных средств, признаваемых объектами налогообложения по соответствующим налогам, в налоговый орган по месту жительства либо по месту нахождения объектов недвижимого имущества и (или) транспортных средств в случае неполучения налоговых уведомлений и неуплаты налогов в отношении указанных объектов налогообложения за период владения ими. Указанное сообщение с приложением копий правоустанавливающих (правоудостоверяющих) документов на объекты недвижимого имущества и (или) документов, подтверждающих государственную регистрацию транспортных средств, представляется в налоговый орган в отношении каждого объекта налогообложения однократно в срок до 31 декабря года, следующего за истекшим налоговым периодом.

Непредставление названных документов и (или) сведений образует объективную сторону состава правонарушения по ч. 1 комментируемой статьи. Неисполнение незаконных требований налоговых органов, а также требований налоговых органов о представлении сведений (документов и информации), необходимых для иных видов государственного контроля, осуществление которого возлагается на налоговые органы, например контроля за ведением бухгалтерского учета и представлением достоверной и полной бухгалтерской отчетности в установленный срок, не образует объективную сторону состава административных правонарушений и не влечет административную ответственность по комментируемой статье.

Объективную сторону правонарушения образуют случаи непредставления, несвоевременного, неполного представления либо представления искаженных сведений (документов и информации) не только налогоплательщиками, но и иными участниками налоговых правоотношений, за исключением указанных в ч. 2 комментируемой статьи, но только в случаях, когда обязанность по представлению этими субъектами сведений в налоговые органы и порядок их представления прямо предусмотрены в НК РФ.

Так, в соответствии со ст. 85 НК РФ органы юстиции, адвокатские палаты субъектов РФ, органы, осуществляющие регистрацию (миграционный учет) физических лиц, органы, осуществляющие выдачу иностранным гражданам или лицам без гражданства разрешений на работу или патентов, дипломатические представительства или консульские учреждения РФ, органы, осуществляющие кадастровый учет, органы опеки и попечительства, нотариусы обязаны сообщать релевантные сведения в налоговые органы в соответствии с п. п. 1 — 6 ст. 85 НК РФ.

Органы, осуществляющие учет и (или) регистрацию пользователей природными ресурсами, осуществляющие выдачу и (или) замену документа, удостоверяющего личность российского гражданина, органы, уполномоченные вести реестр филиалов и представительств международных организаций и иностранных некоммерческих неправительственных организаций, осуществляющие государственный технический учет; органы местного самоуправления также входят в данный перечень и обязаны представлять (направлять) сведения налоговым органам в соответствии со ст. 85 НК РФ.

3. Объективная сторона правонарушения по ч. 2 комментируемой статьи характеризуется неисполнением обязанностей должностных лиц уполномоченных органов по своевременному и полному представлению в налоговые органы достоверной информации, необходимой для постановки на учет физических лиц и организаций с целью налогового контроля, в случаях, в порядке и в сроки, предусмотренные ст. 85 НК РФ.

4. Субъектами правонарушения по ч. 1 комментируемой статьи являются граждане и должностные лица (главный бухгалтер (бухгалтер) организации, а при их отсутствии в штате — руководитель, если обязанность по представлению сведений в налоговые органы не возложена на иных работников, которым поручены организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в организации (финансового директора, налогового менеджера, налогового контролера и т.п.)).

Субъектами правонарушения по ч. 2 комментируемой статьи выступают должностные лица государственного органа, органа местного самоуправления, организации либо дипломатического представительства или консульского учреждения либо нотариусы, в силу своего особого статуса обладающие сведениями, необходимыми для осуществления налогового контроля, и обязанные в соответствии с НК РФ сообщать такие сведения в налоговый орган для целей полного учета налогоплательщиков.

5. Субъективная сторона данного правонарушения может характеризоваться как умыслом, так и неосторожностью. Отказ представить (направить) сведения подразумевает наличие вины в форме умысла. Непредставление сведений в установленный срок, а равно представление сведений в неполном объеме или искаженном виде подразумевает наличие вины как в форме умысла, так и неосторожности.