Единый недвижимый комплекс

Единый недвижимый комплекс как объект гражданского права

Правовое регулирование рыночных отношений становится все более сложным, насыщенным, широко развернутым и детально проработанным. С развитием рыночной экономики существенно повышается роль правового регулирования гражданских отношений, представляющих собой ее организационную основу. Комплексы единого недвижимого имущества имеют большое значение для развития рыночной экономики Российской Федерации. Действующее гражданское законодательство в этой сфере находится на стадии становления.

В Гражданском Кодексе в статье 133.1 дается определение единого недвижимого комплекса : совокупность объединенных единым назначением зданий, сооружений и иных вещей, неразрывно связанных физически или технологически, в том числе линейных объектов (железные дороги, линии электропередачи, трубопроводы и др.), либо расположенных на одном земельном участке, если в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество зарегистрировано право собственности на совокупность указанных объектов в целом как на одну недвижимую вещь.

Одним из основных признаков комплекса недвижимого имущества является присущее ему свойство комплексности, позволяющее объединить несколько объектов в один (единый) объект.

Данный объект приобретает в результате объединения такие качества, которыми по отдельности не обладали объекты, вошедшие в его состав. Функциональное назначение каждой вещи, будучи утраченным частично, либо полностью при вхождении в комплекс, преобразует или создает в соединении с другими вещами новое свойство. Необходимо заметить, что утраченные вещные права на составные части не исчезают бесследно, а переходят в вещные нрава на новый объект — комплекс недвижимого имущества.

Состав комплекса недвижимого имущества определяется минимально возможным набором элементов, составляющих его наполнение. Такими элементами являются: земельный участок — центральный элемент; здания, сооружения или объекты незавершенного строительства, расположенные на земельном участке — дополнительные элементы.

Свойства, позволяющие названным объектам преобразовываться в единую систему комплекса недвижимого имущества, предполагают создание единой модели правового регулирования отношений, связанных с присвоением и перемещением данных материальных благ в пространстве. Такими свойствами являются: естественная связь нескольких материальных объектов, общее хозяйственное назначение, единый правовой режим составляющих комплекс элементов.

На наш взгляд единый недвижимый комплекс нужно отнести к категории сложной вещи, так как он обладает необходимыми свойствами. Единый недвижимый комплекс является совокупностью разнородных вещей, составляющих единое целое в силу их использования по общему назначению. Юридическое значение выделения сложных вещей состоит в том, что они являются предметом оборота как целое. Поэтому действие сделки, заключенной по поводу такой вещи, распространяется на все ее части, если иное прямо не предусмотрено договором. С этой точки единый имущественный комплекс можно рассматривать как разновидность сложной вещи, отличающуюся тем, что в ее состав входят не только вещи, но и права и обязанности.

Необходимо отметить, что состав комплекса недвижимого имущества имеет определённую проблематику. Во-первых, для определения состава комплекса недвижимого имущества необходимо выяснить свойства и качества элементов, входящих в него и обладающих системными признаками. Во-вторых, важно определить структуру комплекса недвижимого имущества, которая предполагает наличие свойств единого целого, как в самих объектах, составляющих комплекс недвижимого имущества, так и в присущих последнем. Как явлению более высокого порядка, обладающему собственными свойствами и качествами, отличными от свойств и качеств, входящих в него элементов.

Именно особый объектный состав комплекса недвижимого имущества выделяет его из родовой категории комплексных объектов.

Свойства единого недвижимого комплекса обусловлены таким качеством, присущим каждому отдельному элементу в составе комплекса, как невозможность реализации внутреннего потенциала вне связи с другими элементами комплекса. Любой предмет материального мира содержит в себе определенные потенциальные возможности его использования на благо человека. Однако ряд таких возможностей может быть осуществлен только в совокупности с иными предметами материального мира. Так, жилой дом вне связи с земельным участком, в большинстве случаев с надворными постройками, садом и т. д. не в состоянии реализовать потребность субъекта в полной мере. Только в случае «приобщения» к жилому дому земельного участка, а также надворных построек, сада и т. д., расположенных на земельном участке, можно говорить о полном раскрытии потенциала в удовлетворении потребности человека в обладании пространством.

В судебной практике возникает ряд вопросов по данному институту. Несовершенство отдельных юридических конструкций, их некоторая противоречивость не способствуют правильному и адекватному отражению в правоприменительной сфере (посредством их реализации и применения) «правообъектности» комплексов недвижимого имущества, что приводит в ряде случаев к вынесению незаконных и необоснованных решений судами общей юрисдикции и арбитражными судами, и тем самым также не способствует полноценному включению в гражданский оборот совокупных недвижимых объектов. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»

акцентировало внимание на тех проблемах, связанных с защитой вещных прав на недвижимость.

Гражданско-правовой режим комплекса единого недвижимого имущества находится нас стадии становления, через определённый период времени станет понятно действителен ли данный институт.

Р.В. Литвинов*

К вопросу о правовых преобразованиях сферы медицинского обслуживания населения Российской Федерации в свете социальных реформ.

В Российской Федерации продолжительное время существует система обязательного медицинского страхования. Обязательное медицинское страхование является частью системы социального страхования. Социальное страхование рассматривается как гарантированная государством система мер материального обеспечения трудящихся и членов их семей в старости, при болезни, потере трудоспособности, поддержки материнства и детства, а также охраны здоровья членов общества.

Обязательное медицинское страхование, как следует из Федерального закона от 29 ноября 2010 года № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в РФ», представляет собой вид обязательного социального страхования, представляющий собой систему создаваемых государством правовых, экономических и организационных мер, направленных на обеспечение при наступлении страхового случая гарантий бесплатного оказания застрахованному лицу медицинской помощи за счет средств обязательного медицинского страхования.

Исходя из особой общественной значимости медицинского страхования, в данном исследовании мы рассмотрим основные новеллы закона об обязательном медицинском страховании, а также существующие пробелы и пути их устранения.

2013 год был ознаменован для обязательного медицинского страхования поправками в закон, регулирующий данную сферу. В частности, изменения внесены в статью, устанавливающую отнесение тех или иных субъектов к числу застрахованных лиц. Напомним, что застрахованными гражданами могут быть как работающие, так и неработающие лица. В первоначальной редакции закона, к числу неработающих граждан относились, в том числе и граждане, обучающиеся по очной форме в образовательных учреждениях начального профессионального, среднего профессионального и высшего профессионального образования. Но, с внесением поправок, из этого числа были устранены граждане, обучающиеся в образовательных учреждениях начального профессионального и среднего профессионального образования. Это вызвано тем, что с введением в действие Федерального закона от 29 декабря 2012 года №273-ФЗ «Об образовании в РФ», эти организации больше не существуют как таковые. Вместо них законодательно регламентированы профессиональные образовательные организации, которые представляют собой образовательную организацию, осуществляющую в качестве основной цели своей деятельности образовательную деятельность по образовательным программам среднего профессионального образования. Следовательно, формулировка пп. «в» п. 5 ст. 10 Федерального закона «Об обязательном медицинском страховании в РФ», звучит следующим образом: «застрахованными лицами являются граждане, обучающиеся по очной форме обучения в профессиональных образовательных организациях и образовательных организациях высшего образования».

Изменения коснулись также норм, регулирующих деятельность страховых медицинских организаций. Ранее лицензирование такого рода страховых организаций осуществлялось федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере страховой деятельности. В 2013 году полномочия по регулированию, контролю и надзору в сфере финансовых рынков были переданы Центральному банку Российской Федерации. Следовательно, лицензирующим органом для страховых медицинских организаций является Банк России.

Исходя из общих положений Федерального закона «Об обязательном медицинском страховании в РФ» видно, что регулирование обязательного медицинского страхования основывается на нормах Конституции Российской Федерации и нормах Федерального закона от 21 ноября 2011 года №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». В соответствии с п. 1 статьи 41 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений. Следовательно, гражданин имеет право на охрану его здоровья и предоставление ему бесплатной медицинской помощи. В Федеральном законе от 21 ноября 2011 года №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», имеются нормы, регламентирующие аккредитацию лица на право осуществления им медицинской деятельности. Аккредитация специалиста — процедура определения соответствия готовности лица, получившего высшее или среднее медицинское образование, к осуществлению медицинской деятельности по определенной медицинской специальности. Нормы об аккредитации врача-специалиста вступают в действие с 1 января 2016 года. Между тем, из Федерального закона «Об обязательном медицинском страховании в РФ» видно, что обязательное медицинское страхование основывается на принципе предоставления застрахованному лицу гарантированной бесплатной медицинской помощи. То есть на сегодняшний день не важно, какая помощь будет оказана застрахованному лицу в случае наступления страхового случая: квалифицированная или неквалифицированная. По нашему мнению, целесообразно оказывать застрахованному лицу именно квалифицированную медицинскую помощь, так как сущностью этого вида страхования являются именно умения и навыки (квалификация) врача-специалиста оказать помощь больному. Поэтому необходимо после вступления норм о квалификации специалиста в сфере здравоохранения в законную силу, внести поправки в Федеральный закон «Об обязательном медицинском страховании в РФ», направленные на то, что при обязательном медицинском страховании застрахованному лицу гарантируется предоставление квалифицированной медицинской помощи.

Подводя итог, заметим, что обязательное медицинское страхование, являясь частью системы социального страхования, на современном этапе играет большую социально-значимую роль. Пройдя большую веху своего развития, от организации взаимопомощи и больничных касс, до страховых медицинских организаций и Федерального фонда, оно показало свою актуальность и сегодня. На сегодняшний день у граждан Российской Федерации появились гарантии того, что в случае болезни им будет оказана бесплатная медицинская помощь. Да, не все так идеально. Требует улучшения материально-техническая база медицинских организаций, повышение уровня квалификации врачей-специалистов и другие проблемы, поэтому система обязательного медицинского страхования продолжит совершенствоваться для удовлетворения потребности граждан в квалифицированной медицинской помощи.

Е.В. Льяшева*

Коммерческая тайна в разрезе законодательства Российской Федерации и некоторых зарубежных стран.

Приступая к рассмотрению данной темы, необходимо заострить внимание на её актуальности для современного общества. В связи с ускоренными темпами расширения экономических отношений в разных странах возникает потребность совершенствования института коммерческой тайны, так как он является неотъемлемой частью всей конфендециальной информации, требующей особой охраны. Безусловно, изучение коммерческой тайны необходимо осуществлять не только с позиции российского законодателя, но и с учётом мировой практики. Это обусловлено тем, что зачастую российский правоприменитель ориентируется на практику иностранных государств.

Проблема правовой защиты коммерческой тайны стоит перед многими предприятиями и индивидуальными предпринимателями. Охрану конфендициальности информации регламентирует федеральный закон «О коммерческой тайне». В нём же содержится следующее определение: коммерческая тайна — конфиденциальность информации, позволяющая ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. Обратившись к законодательству ряда европейских стран, можно сказать, что к этой проблеме оно подходит весьма своеобразно. Например, в Германии под коммерческой тайной понимают информацию, обладающую следующим набором обязательных признаков: 1) доступностью данной информации известному ограниченному кругу лиц, то есть её секретность; 2) наличием у владельца тайны оправданного экономического интереса в отношении се сохранения. Обязательное выделение данного признака объясняется, в частности, необходимостью ограничения произвола владельца тайны. В российском законодательстве возможности самодеятельности администрации не ограничены. Все зависит во многом от разумного использования администрацией предоставленных ей прав; 3) волей владельца к сохранению информации втайне от непосвященных лиц. Исходя из этого, целесообразно определить коммерческую тайну как любой связанный с функционированием владельца тайны факт, доступный известному ограниченному кругу лиц, то есть секретный, в отношении которого есть явная (продемонстрированная в каком-либо акте, либо отчетливо различимая) воля владельца тайны к ее сохранению, базирующаяся на оправданном экономическом интересе. По-мнению А.Э. Кузьмина, коммерческая тайна неотделима от предприятия и не может существовать отдельно.

Необходимо также рассмотреть вопросы регулирования коммерческой тайны с позиции других иностранных государств. В Великобритании отношения, связанные с коммерческой тайной, регулируются, в основном, договорами между работодателем и наемным работником; в рамках же гражданско-правовых отношений существуют «соглашения о конфиденциальности» между контрагентами. Государственные служащие, например, налоговые инспекторы, полицейские, как правило, обязуются не разглашать информацию, ставшую им известной в силу исполнения служебных обязанностей. Возложение такой обязанности осуществляется посредством подписания государственным служащим специального соглашения. Аналогично вопрос коммерческой тайны регулируется в целом ряде стран — бывших колоний Великобритании, например, в Австралии, Индии. В Австралии большая часть отраслей права, в том числе и гражданское, испытала сильнейшее влияние права Великобритании. В законодательстве Австралии нет специального закона о коммерческой тайне, однако, оно предусматривает гражданско-правовую и уголовно-правовую ответственность для лиц, виновных в разглашении или незаконном использовании конфиденциальной информации. В практике такой страны как Италия большое внимание уделяется регулированию отношений «работник — работодатель» в плане соблюдения режима коммерческой тайны. Распространено регулирование данного вопроса в рамках трудового контракта. Законодательство КНР не содержит специального акта о коммерческой тайне, но существует ряд норм, затрагивающих данный вопрос. В законодательстве США имеется специальный нормативный акт, посвященный коммерческой тайне, что в международной практике является скорее исключением, чем правилом. В.В. Рачковский отмечает, что основная масса нормативного материала о коммерческой тайне (используется термин «trade secret» — «торговый секрет») приходится на уровень отдельных штатов. Законодательство Франции включает следующие направления защиты коммерческой тайны: 1) в рамках трудовых отношений на работника возлагается обязанность поддерживать режим конфиденциальности информации, работник не вправе конкурировать с работодателем после увольнения; 2) предусмотрена гражданско-правовая ответственность за «злоупотребление доверием», т. е. за разглашение коммерческой тайны лицом, которому она доверена обладателем; 3) предусмотрена уголовная ответственность для государственных служащих и должностных лиц контролирующих органов за разглашение конфиденциальной информации. Подобным образом проблема защиты коммерческой тайны решается еще в целом ряде европейских государств, например, в Финляндии и Швейцарии.

Учитывая, что выше уже затрагивались некоторые аспекты ответственности за нарушение законодательства о коммерческой тайны в зарубежных странах, представляется необходимым осветить этот вопрос с позиции Российской Федерации. Федеральный закон «о коммерческой тайне» закрепляет дисциплинарную, гражданско-правовую, административную, а также уголовную ответственность. Тем не менее, это не решает проблему защиты коммерческой тайны в полном объёме. В российских условиях обеспечить действенную защиту информации крайне сложно, так как реальностью нашего времени стало практически свободная продажа баз данных о российских компаниях на рынке, даже тех, защиту которых обязано обеспечивать государство в лице своих уполномоченных органов. Российский бизнес на самом деле остается крайне уязвимым для всякого рода авантюристов, хакеров, мошенников и недобросовестных сотрудников компаний.

Таким образом, становится ясно, что коммерческая тайна представляет собой весьма ценную информацию для своих обладателей и нуждается в защите. Необходимо также отметить, что в настоящее время устранена большая часть проблем связанных с правовой защитой коммерческой тайны и регулированием данного института в целом. Но некоторые оставшиеся спорные вопросы Российская Федерация может разрешить исключительно путём международного сотрудничества и посредством заимствования тех норм законодательства иностранных государств, которые уже доказали свою значимость в международной практике.

Единый недвижимый комплекс — новый вид недвижимой вещи

Введение в Гражданский кодекс нового объекта вещных прав — единого недвижимого комплекса призвано упростить процедуру оформления и повысить эффективность оборота комплексных инфраструктурных объектов. Практическая востребованность данной правовой конструкции во многом будет зависеть от последующей гармонизации корреспондирующих положений законодательства.

В рамках продолжающейся реформы гражданского законодательства 1 октября 2013 года вступили в силу поправки, внесенные в Гражданский кодекс Законом № 142 ФЗ1. Изменения, помимо прочего, касаются понятия и состава объектов гражданских прав. Введен новый вид недвижимого имущества — единый недвижимый комплекс (далее — ЕНК)2, а также внесен ряд корреспондирующих уточнений в понятие неделимой вещи.

Правовая конструкция ЕНК
Под ЕНК понимается совокупность объединенных единым назначением зданий, сооружений и иных вещей, неразрывно связанных физически или технологически, в том числе линейных объектов (железные дороги, линии электропередачи, трубопроводы), либо расположенных на одном земельном участке, если в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество зарегистрировано право собственности на совокупность указанных объектов в целом как одну недвижимую вещь3. При этом ЕНК признается недвижимой вещью, участвующей в обороте как единый объект, и к нему применяются правила о неделимых вещах.
Введение в гражданское законодательство такого понятия, как «ЕНК», вероятно, призвано закрепить правовой статус и, следовательно, упростить процедуру оформления, а также повысить эффективность использования в гражданском обороте комплексных инфраструктурных объектов (включая линейные).
До настоящего времени при определении статуса таких объектов не возникало трудностей только в отношении линейно-кабельных сооружений связи, которые отнесены к недвижимому имуществу в силу прямого указания закона. Так, пунктом 1 статьи 8 Федерального закона от 7 июля 2003 года № 126 ФЗ «О связи» предусмотрено, что сооружения связи, которые прочно связаны с землей и перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе линейно-кабельные сооружения связи, относятся к недвижимому имуществу.
В других случаях, ввиду отсутствия специального законодательства, статус вышеуказанных объектов определялся нередко в том числе судом на основании анализа технических и иных характеристик конкретных объектов с учетом нормативно-правовых актов, регулирующих порядок их эксплуатации. При этом из-за отсутствия специального регулирования в судебной практике складывались различные подходы к определению правового статуса таких объектов.
С учетом изложенного выше, правовая конструкция ЕНК, вероятно, может представлять интерес для владельцев сложных промышленных и (или) комплексных инфраструктурных объектов в тех случаях, когда оформление и оборот данных активов предполагается в виде единого объекта. Однако эффективность, целесообразность и практическая востребованность такой конструкции во многом будут зависеть от развития и гармонизации корреспондирующих положений законодательства в части регулирования земельных и градостроительных отношений, а также вопросов кадастрового учета и регистрации прав на недвижимое имущество.
Так, уже предусмотренная гражданским законодательством концепция признания предприятия в целом как имущественного комплекса недвижимостью не нашла широкого применения, в том числе в связи с практическими трудностями регистрации предприятий как единых объектов.

Предприятие и ЕНК
Следует отметить, что первоначально обсуждалась возможность исключить из Гражданского кодекса понятие «предприятие» и оставить только «единый недвижимый комплекс» (в качестве одного из исходных названий предлагалось понятие «единый имущественный комплекс»), но в итоговом варианте Закона № 142 ФЗ понятие «предприятие» сохранено.
Обе вышеуказанные правовые конструкции предполагают, что в их состав могут входить как недвижимые, так и движимые вещи, которые в целом признаются недвижимым имуществом в силу прямого указания закона. Вместе с тем данные конструкции имеют и существенные различия, к которым, в частности, можно отнести следующие:

  • ЕНК отнесен законом к неделимым вещам, в то время как предприятие может участвовать в коммерческом обороте и как единый объект, и по частям;
  • в отличие от предприятия в состав ЕНК входят только вещи и не входят имущественные права и обязанности, а также исключительные права;
  • обязательным признаком предприятия является его использование для осуществления предпринимательской деятельности, в то время как в отношении ЕНК законом такого требования не установлено;
  • в отношении предприятия законом прямо установлен порядок совершения отдельных видов сделок, в то время как правовой статус ЕНК регулируется только общими положениями.

Несмотря на наличие вышеуказанных различий между ЕНК и предприятием, в настоящее время представляется затруднительным оценить, как именно будут соотноситься между собой указанные два понятия по вопросам кадастрового учета, регистрации прав, налогообложения и бухгалтерского учета.

Перспективы применения конструкции ЕНК в гражданском обороте
Как отмечено выше, Законом № 142 ФЗ установлены лишь общие положения касательно правового статуса ЕНК, при этом отсутствие последовательного правового регулирования порядка и правил применения ЕНК в гражданском обороте может привести к снижению практической привлекательности данной конструкции для хозяйствующих субъектов. Рассмотрим некоторые аспекты, которые, по нашему мнению, требуют внимания с точки зрения дальнейших перспектив применения правовой конструкции ЕНК в гражданском обороте.

1. Кадастровый учет и регистрация прав на ЕНК
В настоящее время законодательство не предусматривает специальных и последовательных правил ни в отношении порядка постановки ЕНК на кадастровый учет, ни в отношении государственной регистрации прав на такой объект недвижимого имущества.

2. Реализация собственником ЕНК исключительного права на приватизацию или аренду земельного участка под ЕНК
Статья 36 Земельного кодекса предусматривает исключительное право собственников зданий, строений, сооружений на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков, на которых такие здания, строения и сооружения расположены. ЕНК прямо не поименован в названной статье, однако представляется, что и собственник ЕНК также должен быть наделен указанным выше исключительным правом в отношении земельного участка под ЕНК.
Кроме того, необходимо учитывать то, что объекты недвижимого имущества в составе ЕНК могут вводиться в эксплуатацию в разное время. При этом, согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ4, земельные участки, занятые объектами недвижимого имущества, могут быть предоставлены в собственность по основанию, установленному пунктом 1 статьи 36 Земельного кодекса, именно и только для целей эксплуатации уже существующих зданий, строений и сооружений. Применение же указанного порядка выкупа земельных участков под объектами незавершенного строительства возможно только в случаях, прямо указанных в законе. Таким образом, если данная позиция суда будет применена и к ЕНК, то реализовать исключительное право на выкуп земельного участка под ЕНК будет возможно только после завершения строительства всех объектов недвижимого имущества в составе данного комплекса.

3. Вопросы раздела и обращения взыскания на ЕНК
Как указано выше, к ЕНК применяются правила о неделимых вещах. Понятие неделимой вещи5 было изменено Законом № 142 ФЗ, вероятно, и для целей учета особенностей ЕНК как нового вида недвижимого имущества. Ранее к неделимым относились вещи, раздел которых в натуре невозможен без изменения их назначения. Особенности выдела доли в праве собственности на неделимую вещь устанавливались соответствующими нормами Гражданского кодекса в отношении раздела имущества, находящегося в долевой собственности6.
С 1 октября 2013 года под неделимой понимается вещь, раздел которой в натуре невозможен без разрушения, повреждения вещи или изменения ее назначения и которая выступает в обороте как единый объект вещных прав7. При этом уточнено, что неделимой может быть и вещь, имеющая составные части.
Кроме того, Законом № 142 ФЗ дополнено, что замена одних составных частей неделимой вещи другими составными частями не влечет возникновения иной вещи, если при этом существенные свойства вещи сохраняются8. Взыскание может быть обращено на неделимую вещь только в целом, если законом или судебным актом не установлена возможность выделения из вещи ее составной части, в том числе в целях продажи ее отдельно9. Отношения по поводу долей в праве собственности на неделимую вещь регулируются правилами главы 16 и статьи 1168 Гражданского кодекса. Таким образом, применяя конструкцию ЕНК, хозяйствующий субъект должен учитывать перечисленные выше особенности в части порядка и правил отчуждения ЕНК и порядка обращения взыскания на него, а также правил и порядка распоряжения ЕНК при его нахождении в общей собственности.

4. Налог на имущество организаций и особенности бухгалтерского учета в отношении ЕНК
Отдельного внимания заслуживают вопросы налогообложения и бухгалтерского учета операций в отношении ЕНК. По общему правилу, объектами налогообложения для российских организаций признаются движимое и недвижимое имущество, учитываемые на балансе в качестве объектов основных средств (далее — ОС) в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета10. При этом не признается объектом налогообложения по налогу на имущество организаций движимое имущество, принятое на учет в качестве ОС с 1 января 2013 года11.
ЕНК как новый вид недвижимого имущества, безусловно, попадает в категорию имущества для целей обложения налогом на имущество. При этом, несмотря на то что в состав ЕНК могут входить как недвижимые вещи, так и движимое имущество, ЕНК в силу закона является недвижимой вещью, участвующей в обороте как единый объект. Следовательно, в отсутствие специальных правил налогообложения включение в состав ЕНК движимого имущества фактически может привести к увеличению налогового бремени, то есть для целей налогообложения организации будет более выгодно не регистрировать совокупность движимых и недвижимых объектов в качестве ЕНК (то есть единой недвижимой вещи), а учитывать объекты движимого имущества (которые были приняты на учет в качестве ОС с 01.01.2013) в качестве самостоятельных объектов, так как в таком случае стоимость таких объектов не будет учитываться при расчете налога на имущество организаций.
Законом № 142 ФЗ фактически предусмотрена возможность, а не обязанность собственника зарегистрировать в качестве ЕНК совокупность принадлежащих ему объектов движимого и недвижимого имущества, отвечающих критериям, установленным статьей 133.1 Гражданского кодекса. При этом в настоящее время в силу новизны правовой конструкции ЕНК затруднительно предположить, какой именно подход в отношении порядка расчета налога на имущество может быть применен налоговыми органами в ситуации, когда организацией будет принято решение о регистрации совокупности отдельных объектов в качестве ЕНК, но при этом для целей оптимизации налогообложения ряд движимых вещей не будет включен в состав такого ЕНК.

  • Так, согласно разъяснениям Минфина России организация может не включать отдельные инвентарные объекты движимого имущества в состав здания или другой недвижимости, если эти объекты соответствуют следующим критериям12:
  • учитываются как отдельные инвентарные объекты движимого имущества (ОС);
  • могут быть использованы вне объекта недвижимого имущества;
  • демонтаж таких объектов не причиняет несоразмерного ущерба назначению недвижимого имущества;
  • функциональное предназначение указанных объектов не является неотъемлемой частью функционирования самого недвижимого имущества.

С учетом изложенного выше, нельзя исключить, что при использовании конструкции ЕНК и невключении в состав ЕНК ряда объектов движимого имущества организации придется доказывать соответствие таких объектов движимого имущества вышеуказанным критериям, а следовательно — обоснованность самостоятельного учета таких объектов для целей налогообложения.
С точки зрения бухгалтерского учета, включая вопросы списания стоимости объектов ОС, также сложно предположить, будет ли обязан хозяйствующий субъект в любом случае учитывать ЕНК как один инвентарный объект или будет вправе учитывать объекты в составе ЕНК отдельно, если сроки полезного использования таких объектов существенно отличаются. Также на данном этапе сложно оценить, могут, будут ли и в какой мере применяться к ЕНК правила, используемые для целей бухгалтерского учета в отношении имущественных комплексов и сложных вещей.
Таким образом, практическая востребованность и эффективность применения конструкции ЕНК в гражданском обороте будут во многом определяться уточнением и усовершенствованием соответствующих положений земельного и градостроительного законодательства, законодательства по вопросам кадастрового учета и регистрации прав на недвижимое имущество, а также вопросов налогообложения и бухгалтерского учета с целью создания понятных и последовательных механизмов для использования ЕНК в гражданском обороте, не приводящих к возникновению дополнительных практических трудностей для хозяйствующих субъектов при применении данной конструкции.

Сноски:
1 Федеральный закон от 02.07.2013 № 142-ФЗ (далее — Закон № 142-ФЗ)
2 п. 5 ст. 1 Закона № 142-ФЗ
3 ст. 133.1 ГК РФ
4 пост. Президиума ВАС РФ от 23.12.2008 № 8985/08
5 ст. 133 ГК РФ
6 ст. 252, 258 ГК РФ
7 п. 1 ст. 133 ГК РФ
8 п. 2 ст. 133 ГК РФ
9 п. 3 ст. 133 ГК РФ
10 п. 1 ст. 374 НК РФ
11 подп. 8 п. 4 ст. 374 НК РФ
12 письма Минфина России от 22.05.2013 № 03-05-05-01/18212, от 29.03.2013 № 03-05-05-01/10050

В ГК РФ появилось понятие единого недвижимого комплекса. Плюсы и минусы новой конструкции

October 22, 2013 — 4:06am | administrator

С 1 октября 2013 года вступил в силу так называемый третий блок поправок в Гражданский кодекс РФ, а именно Федеральный закон от 02.07.2013 № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Теперь в гражданском обороте появится новый объект вещных прав — единый недвижимый комплекс. Проблема заключается в том, что Росреестр достаточно часто отказывал регистрировать имущественные права на такие нестандартные, но довольно распространенные объекты, как линейные. Такие объекты не относятся к традиционным зданиям, строениям и сооружениям, и в большинстве своем имеют в составе не только недвижимое имущество, но и движимое (например, системы отопления, канализации, линии электропередач, связи и др.). Судебная практика по этому вопросу также не была единой — арбитражные суды по-разному квалифицировали такие объекты и далеко не всегда относили их к недвижимости. Появление новой статьи в ГК РФ призвано разрешить такую проблему.

В единый недвижимый комплекс включаются как недвижимые, так и движимые вещи

В Гражданском кодексе РФ единому недвижимому объекту посвящена отдельная ст. 133.1. Так, единый недвижимый комплекс является недвижимой вещью, участвующей в обороте как единый объект.

ЦИТАТА: «Недвижимой вещью, участвующей в обороте как единый объект, может являться единый недвижимый комплекс — совокупность объединенных единым назначением зданий, сооружений и иных вещей, неразрывно связанных физически или технологически, в том числе линейных объектов (железные дороги, линии электропередачи, трубопроводы и другие), либо расположенных на одном земельном участке, если в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество зарегистрировано право собственности на совокупность указанных объектов в целом как одну недвижимую вещь» (ст. 133.1 ГК РФ).

Единый недвижимый комплекс является новой юридической конструкцией, которая включает в себя помимо собственно недвижимых вещей также вещи движимые (иные вещи). Между тем закон прямо не указывает, какие движимые вещи могут входить в состав единого недвижимого комплекса. К единым недвижимым комплексам применяются правила о неделимых вещах.

Логично предположить, что, например, в состав производственных комплексов могут входить производственное оборудование, котлы, кабели, трубопроводы, то есть вещи сами по себе движимые, но в рассматриваемом случае имеющие физическую связь с объектами недвижимости и совместно предназначенные для производственной деятельности. Вместе с тем вызывает сомнение возможность включения в состав единого недвижимого комплекса, например, инвентаря или иных вещей, которые хотя и используются в производственной деятельности, но физически не соединены с общей системой и в любой момент могут быть изъяты без ущерба для нее.

В понятие единого имущественного комплекса, в отличие от предприятия, не включаются исключительные права долги и права требования. Главная причина в том, что такие права связаны с субъектом — обладателем прав на предприятие, а не с недвижимым комплексом как объектом гражданских правоотношений.

В целом, можно выделить несколько условий для признания совокупности вещей единым недвижимым комплексом.

Во-первых, все объекты должны иметь единое назначение, например, быть предназначенными для производственной деятельности. Другими словами, это не случайный набор отдельных видов имущества, а определенная, находящаяся в системе совокупность имущества.

Во-вторых, все объекты должны быть либо расположенными на одном земельном участке, либо быть неразрывно связанными между собой физически или технологически. В этом случае они могут располагаться и на нескольких земельных участках.

В-третьих, право собственности на совокупность указанных вещей как на одну недвижимую вещь должно быть зарегистрировано в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП).

Таким образом, для признания совокупности вещей единым недвижимым комплексом необходимо как их фактическое, так и юридическое объединение.

Фактическое объединение предполагает такую взаимосвязь нескольких движимых и недвижимых вещей, которая позволяет их использовать для достижения определенной цели, что невозможно при использовании их по отдельности.

При этом одновременно необходимо и их формальное объединение, то есть регистрация права собственности на них как на единый объект.

Земельный участок — не обязательный элемент единого недвижимого комплекса

О необходимости выделения единого сложного объекта, объединяющего движимые

и недвижимые вещи, говорилось давно. В частности, Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации предусматривала необходимость включения в ГК РФ в качестве нового объекта гражданских прав технологического имущественного комплекса, который также должен был заменить собой предприятие как имущественный комплекс. В Концепции технологический имущественный комплекс предполагался как сложная или составная вещь (п. 3.7.3 разд. 4). В качестве необходимых признаков такого объекта назывались: 1) объединение различных объектов движимого и недвижимого имущества с единым хозяйственным назначением; 2) наличие в его составе земельного участка (прав на земельный участок), на котором расположены объекты (объект) недвижимости, входящие в имущественный комплекс.

Первоначально законопроектом № 47538 6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — законопроект) предусматривалось введение в гражданский оборот объекта, поименованного единым имущественным комплексом. Также изначально не предполагалось посвящать ему отдельную статью, а поместить положения о едином имущественном комплексе в п. 2 ст. 130 ГК РФ. Однако, несмотря на то, что определение этого понятия, содержащееся в ст. 133.1 ГК РФ, почти дословно повторяет определение, данное в законопроекте, между ними имеется несколько отличий.

В тексте законопроекта единый имущественный комплекс понимался как совокупность объединенных единым назначением зданий, сооружений и иных аналогичных объектов. В финальной же версии аналогичные объекты были заменены на иные вещи. Последняя формулировка видится более удачной, поскольку непонятно, что в законопроекте понималось под объектами, аналогичными зданиям и сооружениям, в частности, можно ли к ним отнести движимые вещи.

Кроме того, законопроект прямо не требовал государственной регистрации права собственности на единый имущественный комплекс как на одну недвижимую вещь.

Вместе с тем предполагалось отражение в ЕГРП такого объединения нескольких вещей в одну недвижимую вещь, что фактически означало то же самое.

Также необходимо отметить, что, несмотря на введение понятия единого недвижимого комплекса, предприятие как имущественный комплекс (ст. 132 ГК РФ) также сохранилось в качестве объекта гражданских прав.

ЦИТАТА: «Предприятием как объектом прав признается имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности. Предприятие в целом как имущественный комплекс признается недвижимостью» (п. 1 ст. 132 ГК РФ).

Таким образом, не произошло замены одного объекта другим, как это предполагалось сделать согласно Концепции. При этом налицо очевидное сходство указанных конструкций и в настоящий момент неясно, каким образом будут соотноситься эти объекты недвижимости.

Непоследовательность законодателя также прослеживается и в вопросе о ролиземельного участка в образовании единого комплекса. Так, Концепция в качестве обязательного элемента такого объекта называла земельный участок. Однако из ст. 133.1 ГК РФ прямо не следует, что земельный участок всегда выступает обязательным элементом единого недвижимого комплекса.

Следовательно, мы можем наблюдать отступление от постепенного внедрения в законодательство принципа единой вещи, согласно которому земельный участок является базовым элементом, а все, что на нем расположено, — его принадлежности или улучшения.

Конструкция единого недвижимого комплекса упростит оборот сложных объектов

Изменения в Гражданском кодексе РФ в части введения в гражданский оборот единого недвижимого комплекса направлены на решение нескольких проблем.

Во-первых, решена проблема режима так называемых линейных объектов (железные дороги, линии электропередачи, трубопроводы). Ранее их отнесение к недвижимым вещам вызывало определенные затруднения, поскольку они включают в себя множество вещей, как недвижимых, так и движимых, например, линии передач, оборудование, различные системы. Ситуация осложнялась еще тем, что законодательством не установлен четкий перечень линейных объектов. Лишь некоторые отраслевые акты содержат в себе указание на отдельные виды линейных объектов, а также устанавливают некоторые критерии для их определения. В частности, согласно Федеральному закону от 21.12.2004 № 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую» под ними понимаются дороги, линии электропередачи, линии связи, нефте-, газо- и иные трубопроводы, железнодорожные линии и другие подобные сооружения (п. 6 ч. 1 ст. 7).

Федеральный закон от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи» линейно-кабельные сооружения связи относит к недвижимому имуществу (п. 1 ст. 8). Термин «линейно-кабельные сооружения» определяется в законе как совокупность разнородных недвижимых вещей, технологически образующих единое целое. При этом они должны быть соединены физическими цепями (кабелями), имеющими одновременно следующие признаки:

— наличие функциональной и технологической взаимосвязанности;

— предназначение их для использования по общему целевому назначению для размещения кабеля связи;

— наличие протяженности (длины).

Градостроительный кодекс РФ понимает под такими объектами линии электропередачи (в том числе линейно-кабельные сооружения), линии связи, трубопроводы, автомобильные дороги, железнодорожные линии и др. (ст. 1 п. 11).

Федеральный закон от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон № 122-ФЗ) устанавливает единственный критерий для определения линейного объекта — сложная или неделимая вещь (п. 1 ст. 9).

На практике при обращении в уполномоченный орган за регистрацией права собственности на вновь возведенный линейный объект заявители зачастую получали отказ и были вынуждены обращаться в арбитражный суд с заявлением о признании такого отказа незаконным.

ПРАКТИКА. Общество обратилось в Росреестр с заявлением о государственной регистрации права собственности на антенные сооружения площадок ПКУ. Росреестр отказал в государственной регистрации права собственности на эти сооружения, сославшись на то, что представленный кадастровый паспорт не позволяет определить указанные в нем антенные сооружения площадок ПКУ как единую совокупность недвижимых вещей, технологически образующих единое целое, соединенных физическими цепями (кабелями). Общество оспорило отказ Росреестра в суде. Арбитражный суд удовлетворил требование заявителя, указав, что спорное сооружение и все его составные части задействованы в едином технологическом процессе, функционально и технологически взаимосвязаны. Кроме того, суд указал, что использование составных частей сооружения по отдельности с сохранением общей выполняемой функции невозможно (постановление ФАС Московского округа от 25.12.2012 по делу № А40-6408/11- 145-72).

В другом деле арбитражный суд признал незаконным отказ в государственной регистрации прав на кабельную линию. Суд пришел к выводу, что данное сооружение является сложной вещью, прочно связано с землей, ввиду чего отсутствует возможность его перемещения без несоразмерного причинения ущерба его назначению (постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 04.06.2012 по делу № А51- 13589/2011).

Во-вторых, рассматриваемые изменения однозначно упростят оборот объектов энергетики, коммунальных объектов, объектов транспорта, связи и иных инфраструктурных объектов. В настоящее время права на такие объекты оформляются посредством государственной регистрации прав на отдельные объекты недвижимости, входящие в их состав. Такой подход в большинстве своем поддерживают и суды.

В-третьих, возможность признания нескольких движимых и недвижимых вещей единой сложной вещью имеет большое значение при приобретении прав на землю

в соответствии со ст. 36 ЗК РФ, например, при обосновании размера предоставляемого земельного участка. Ранее собственники таких объектов должны были в судебном порядке доказывать, что совокупность разнородных элементов, в том числе движимых, объединенных общим функциональным назначением, представляет собой единый комплекс, для эксплуатации которого необходим весь земельный участок, а не только его часть, занятая недвижимостью.

ПРАКТИКА. Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия со стороны управления Росимущества. Дело в том, что управление не приняло в установленный ст. 36 Земельного кодекса РФ срок решение о предоставлении обществу земельного участка, занятого объектами недвижимости, принадлежащими обществу. Росимущество считало, что общество не представило документов, обосновывающих необходимость предоставления для эксплуатации объектов недвижимости общей площадью 44 473 кв. м земельного участка площадью 107 932 кв. м. Суд встал на сторону заявителя и удовлетворил требования общества, аргументировав тем, что помимо зданий и сооружений на указанном земельном участке были расположены линии электропередач, линии связи, трубопроводы, автодороги, проезды, площадки и тротуары, территория завода по периметру ограждена забором. Суд пришел к выводу, что названное имущество представляет собой единый имущественный комплекс, необходимый для функционирования завода (постановление ФАС Северо-Западного округа от 27.08.2012 по делу № А52 -3960/2011).

В другом случае обществу было отказано в предоставлении в собственность земельного участка под комплексом зданий и сооружений рынка (административно-торговый центр, контейнеры, кафе, лотки для торговли, туалет, ограждение рынка и автомобильная стоянка с асфальтовым покрытием). Управление Росимущества ссылалось на отсутствие у общества единого свидетелства о государственной регистрации права собственности на указанное имущество как единый имущественный комплекс. Суд признал такой отказ незаконным (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24.08.2006 по делу № А70-1028/9-2005).

В одном из дел Президиум ВАС РФ также указал, что сооружение может представлять собой единый объект, состоящий из разнородных элементов (объектов недвижимости и иных), объединенных общим функциональным назначением. При этом регистрация права собственности на отдельные объекты недвижимости не влияет на его использование в качестве единого объекта и не препятствует приватизации земельного участка под всей территорией. В этом деле Президиум ВАС РФ указал, что к подобным сооружениям относятся стадионы, включающие в себя специально оборудованные площадки для занятия различными видами спорта и вспомогательную инфраструктуру при них, в том числе объекты недвижимости и иные элементы (постановление от 20.10.2010 по делу № А56-50083/2008).

Еще одним плюсом легализации термина «единый недвижимый комплекс» является то, что при объединении нескольких движимых и недвижимых вещей в единый имущественный комплекс становится невозможным признание права собственности на одну из них за третьим лицом.

ПРАКТИКА. Общество предъявило иск о признании права собственности на строения, входящие в единый комплекс, как на самостоятельные объекты недвижимости, сославшись на то, что оно своими силами произвело их строительство. Суд отказал в удовлетворении заявленных требований, в том числе по причине того, что возведенные истцом постройки и сооружения имеют

хозяйственный вспомогательный характер, предназначались для качественного улучшения функциональных характеристик основного объекта с точки зрения его благоустройства и эффективности использования. Это указывает на неразрывный характер эксплуатации названных объектов как единого комплекса (решение Арбитражного суда Республики Карелия от 26.07.2007 по делу № А26-1751/2007).

При анализе положений ст. 133.1 ГК РФ возникают и некоторые вопросы, ответов на которые в законодательстве пока не содержится. Например, не совсем ясно, какой документ будет отражать все материальные и технические характеристики единого недвижимого комплекса. Можно ли считать таковым технический паспорт? В настоящее время законодательством предусмотрена подготовка технических паспортов линейно-кабельных сооружений связи. В этих документах отражается информация о расположении линейно-кабельного сооружения, его общие характеристики (протяженность или площадь, количество необслуживаемых регенерационных и усилительных пунктов, количество кабельных переходов через водные преграды, протяженность кабельной канализации в километрах, количество кабельных смотровых устройств (телефонных колодцев)). Эти требования содержатся в постановлении Правительства РФ от 11.02.2005 № 68 «Об особенностях государственной регистрации права собственности и других вещных прав на линейно-кабельные сооружения связи», а также в приказе Мининформсвязи России от 02.08.2005 № 90 «Об утверждении Инструкции по заполнению технического паспорта линейно-кабельного сооружения связи».

Также не вполне понятно, каков будет механизм признания группы вещей единым недвижимым комплексом. Для целей упрощения оборота правовой режим единого недвижимого комплекса должен быть предельно гибким и позволять его собственнику как устанавливать, так и изменять его по собственной инициативе. Иными словами, собственник имущества может не только объединить объекты в единый недвижимый комплекс, но и в последующем прекратить его режим, разделить на составляющие и зарегистрировать право собственности на отдельные элементы, входящие в его состав.

Пока нет ясности и относительно того, как будет поименован в свидетельстве о регистрации права единый недвижимый комплекс. Возможно, такое свидетельство будет содержать перечень объектов, входящих в состав комплекса, аналогично тому, как свидетельство о праве собственности на помещение содержит на обороте перечень комнат, входящих в состав этого помещения.

В любом случае успех рассматриваемых нововведений зависит прежде всего от того, насколько быстро и качественно в действующее законодательство будут внесены изменения, связанные с появлением такого нового объекта прав, как единый недвижимый комплекс.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПРИЗНАЕТ КОМПЛЕКС ЕДИНЫМ, ЕСЛИ ВЕЩИ ИСПОЛЬЗУЮТСЯ ДЛЯ ОДНОЙ ЦЕЛИ

Ранее действовавшему законодательству не был известен в качестве объекта гражданских прав имущественный комплекс, в связи с чем возникали определенные трудности в признании совокупности вещей единой сложной вещью. При этом наличие в законодательстве такого объекта вещных прав, как предприятие, ситуацию

не упрощало. Как показывает практика, данная конструкция фактически не используется. Кроме того, в определении понятия «предприятие» акцент ставится не столько на имущественной составляющей, сколько на производственной, где основное значение имеет круг клиентов и обязательства собственника предприятия, связанные с его деятельностью.

Тем не менее, несмотря на это, судебная практика исходила из того, что при определенных обстоятельствах несколько взаимосвязанных вещей могут образовывать единый имущественный комплекс. В судебных актах также встречаются попытки определить условия для признания совокупности вещей единым имущественным комплексом. В числе таких условий назывались:

— наличие единого хозяйственного назначения (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 08.06.2012 по делу № А43-5163/2011);

— наличие у вещей единого функционального назначения, которое позволяет им образовывать инфраструктуру, предназначенную для производства (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 02.03.2012 по делу № А46-3472/2011);

— связанность единым технологическим процессом (постановление Президиума ВАС РФ от 01.03.2011 по делу № А51 1888/2007);

— возможность обеспечивать единый технологический процесс (определение ВАС РФ от 02.08.2012 по делу № А51-4475/2011);

— участие в едином неделимом производственном процессе (определение ВАС РФ от 21.02.2013 по делу № А40-17239/12-121-174).

В отдельных случаях суды также указывали, что имущественный комплекс должен иметь один технический паспорт, один инвентарный и кадастровый номер, одну дату постройки и ввода в эксплуатацию объекта (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 20.02.2006 по делу № А82-18908/05-1 07-12).

Также в судебной практике встречается мнение о необходимости государственной регистрации имущественного комплекса в качестве единого, неделимого объекта недвижимого имущества (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.08.2010 по делу № АЗЗ-544/2010).

Как видно, во главу угла ставится именно единое назначение вещей, возможность их использования для достижения общей цели.

Ссылка на публикацию.

Предприятие и единый недвижимый комплекс как особые объекты правоотношений.

Поиск Лекций

⇐ Предыдущая12

Предприятие как объект гражданского оборота представляет собой не просто вещь или совокупность вещей, но целый имущественный комплекс, включающий в свой состав наряду с недвижимостью (земельными участками, зданиями, сооружениями) и движимостью (оборудование, инвентарь, сырье, готовая продукция) обязательственные права требования и пользования и долги (обязанности), а также некоторые исключительные права (на фирменное наименование, товарный знак и т. п.) (ст. 132 ГК).

В развитых правопорядках в состав предприятий включают также «клиентеллу» (goodwill), т. е. устойчивые хозяйственные связи с потребителями их продукции или услуг, весьма важные в условиях конкурентного рыночного хозяйства. Поэтому действующее предприятие (предприятие «на ходу») нередко стоит дороже, чем простая совокупная «балансовая» стоимость его наличного имущества или чистых активов.

Разумеется, субъектом соответствующих прав и обязанностей является юридическое лицо (или иной собственник), а не имущество. Поэтому закон подразумевает под предприятием как объектом прежде всего имущество унитарных предприятий. Однако объектом гражданского оборота может стать и часть предприятия (например, имущество цеха), и производственная единица, не имевшая гражданской правосубъектности (например, магазин,

кафе, гостиница, ателье и иное «предприятие» сферы обслуживания). В случаях продажи, аренды, залога или совершения иных сделок с такими имущественными комплексами их собственник (которым, в частности, может быть хозяйственное общество или товарищество либо индивидуальный предприниматель) в соответствии с условиями договора передает приобретателю или другому контрагенту не только входящие в их состав недвижимые и движимые вещи, но и относящиеся к ним свои права, обязанности и даже «клиентеллу» (ср. ст. 559 и 656 ГК).

Правовая конструкция ЕНК

Под ЕНК понимается совокупность объединенных единым назначением зданий, сооружений и иных вещей, неразрывно связанных физически или технологически, в том числе линейных объектов (железные дороги, линии электропередачи, трубопроводы), либо расположенных на одном земельном участке, если в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество зарегистрировано право собственности на совокупность указанных объектов в целом как одну недвижимую вещь3. При этом ЕНК признается недвижимой вещью, участвующей в обороте как единый объект, и к нему применяются правила о неделимых вещах.

Введение в гражданское законодательство такого понятия, как «ЕНК», вероятно, призвано закрепить правовой статус и, следовательно, упростить процедуру оформления, а также повысить эффективность использования в гражданском обороте комплексных инфраструктурных объектов.

Предприятие и ЕНК

Следует отметить, что первоначально обсуждалась возможность исключить из Гражданского кодекса понятие «предприятие» и оставить только «единый недвижимый комплекс» (в качестве одного из исходных названий предлагалось понятие «единый имущественный комплекс»), но в итоговом варианте Закона № 142 ФЗ понятие «предприятие» сохранено.

Обе вышеуказанные правовые конструкции предполагают, что в их состав могут входить как недвижимые, так и движимые вещи, которые в целом признаются недвижимым имуществом в силу прямого указания закона. Вместе с тем данные конструкции имеют и существенные различия, к которым, в частности, можно отнести следующие:

ЕНК отнесен законом к неделимым вещам, в то время как предприятие может участвовать в коммерческом обороте и как единый объект, и по частям;

в отличие от предприятия в состав ЕНК входят только вещи и не входят имущественные права и обязанности, а также исключительные права;

обязательным признаком предприятия является его использование для осуществления предпринимательской деятельности, в то время как в отношении ЕНК законом такого требования не установлено;

в отношении предприятия законом прямо установлен порядок совершения отдельных видов сделок, в то время как правовой статус ЕНК регулируется только общими положениями.

Работы и услуги.

Понятие и значимость работ как объектов гражданских прав следует определять на основании конкретных положений закона, содержащихся в разделах ГК, посвященных праву собственности и договорному праву. В праве собственности это — положение, касающееся прежде всего оснований приобретения права собственности (ст. ст. 218, 219 и 220 ГК). В договорном праве характеристика работ как объектов гражданских прав дается в гл. 37 ГК «Подряд».

Анализ положений закона, содержащихся в названных главах и статьях ГК, позволяет сделать единственный вывод: объектом гражданских прав является не просто работа, а работа, ведущая к созданию овеществленного человеком результата его труда: возведенного здания, выращенной пшеницы, построенного космического корабля, сшитого брючного костюма и т.д. Другими словами, объект гражданских прав — работа плюс результат этой работы. Так, право собственности на здание, сооружение и другое вновь созданное недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации (ст. 219 ГК). По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить за вознаграждение по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику (п. 1 ст. 702 ГК).

Услуги. Понятие «услуги» отсутствует в главе ГК об объектах гражданских прав. В общем виде оно содержится в гл. 39 ГК о возмездном оказании услуг, посвященной одноименному договору.

Под услугами понимается совершение одним лицом в пользу другого лица определенных действий или определенной деятельности. Данное определение, однако, не раскрывает специфики услуг как объектов гражданских прав и не отграничивает указанные действия и деятельность от действий, называемых работой в подрядных договорах.

На самом деле, действия и деятельность, относящиеся к услугам, также необходимо считать работой. Но в отличие от работы, воплощаемой в овеществленном результате, являющейся объектом подрядных отношений, действия и деятельность (работа), относимые к понятию «услуги», имеют две специфические особенности. Во-первых, потребляются лицом, в пользу которого совершаются, в самом процессе их осуществления. И, во-вторых, они не создают овеществленного результата. В качестве наиболее характерного примера можно привести деятельность туристических фирм, организующих туристические поездки групп граждан.

В качестве объектов гражданских прав можно отнести к числу услуг, названных в п. 2 ст. 779 ГК, услуги связи,медицинские, ветеринарные, аудиторские, консультационные, информационные услуги, услуги по обучению и туристические услуги, а также услуги, предусмотренные в других главах ГК. Это услуги по перевозке грузов, пассажиров и багажа (гл. 40), экспедиционные услуги на транспорте (гл. 41), услуги, оказываемые банками (по договорам банковского вклада и банковского счета, по расчетным операциям (гл. гл. 44, 45, 46), услуги по хранению вещей (гл. 47), услуги, оказываемые в рамках договоров поручения (гл. 49), комиссии (гл. 51), доверительного управления имуществом (гл. 53). Перечень услуг как объектов гражданских прав не является исчерпывающим.

8. Общая характеристика видов неимущественных благ как объектов гражданских правоотношений.

(далее, если успеем)

9. Личные неимущественные права и личные блага.

10. Виды личных неимущественных прав.

11. Честь, достоинство, деловая репутация. Их защита.

12. Понятие интеллектуальной собственности.