Оспаривание страховой стоимости имущества

О ПРОБЛЕМЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СТРАХОВОЙ СТОИМОСТИ ИМУЩЕСТВА

Базанов Андрей Николаевич, к.э.н., доцент Санкт-Петербургский государственный университет E-mail: vmakler@yandex.ru
В статье «О проблеме определения страховой стоимости имущества» раскрываются понятия «страховая (действительная) стоимость имущества» и «страховая сумма», используемые в договоре страхования имущества. В связи с неопределенностью этих понятий в гражданском законодательстве России у сторон по договору страхования часто возникают существенные проблемы.
Проблема определения страховой стоимости имущества, имеющего материально-вещественное воплощение, возникла в нашей стране с началом развития коммерческого страхования в конце 80-х, начале 90-х годов прошлого столетия. Связана данная проблема с ограничениями, предусмотренными действующим гражданским законодательством РФ. Гражданский кодекс (ГК) РФ (п. 1, ст. 942) гласит, что определение размера страховой суммы является существенным условием договора имущественного страхования. И если при страховании ответственности стороны определяют страховую сумму по их усмотрению, то при страховании имущества или предпринимательского риска в статье 947 ГК РФ такие ограничения предусмотрены. В пункте 2 вышеуказанной статьи сказано, что «при страховании имущества или предпринимательского риска, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не должна превышать их действительную стоимость (страховую) стоимость. Такой стоимостью считается: для имущества его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования…».
Попробуем разобраться с написанным. Оставим пока ссылку на «иное», к ней мы ещё вернёмся, и ответим на вопрос, а что же такое действительная (страховая) стоимость. Российский законодатель данное понятие не определил, что привело к полной неразберихе на практике. Каждая из сторон по договору страхования вправе толковать понятие «страховая стоимость» по своему усмотрению. Однако при всем многообразии возможных подходов можно выделить два основных. Первый вариант: действительная (страховая) стои-
мость — это рыночная стоимость имущества. Второй вариант: действительная (страховая) стоимость — это остаточная балансовая стоимость. Конечно, в идеале рыночная и балансовая стоимость должны совпадать, но, к сожалению, в российской практике их значения могут различаться в разы и даже десятки раз. Почему так происходит, понятно. Крупным финансово-промышленным группам, управляющим страной, невыгодно платить большие суммы в качестве налога на имущество, поэтому им и выгодно существенное занижение базы налогообложения. То же самое можно сказать и о наиболее состоятельных россиянах. Однако такая ситуация чревата неприятными последствиями для страхователя.
Проблема для страхователя состоит в том, что страховая сумма, принятая по договору страхования имущества, впоследствии может быть оспорена и страховщиком, и органами налоговой инспекции. Если страховщик не воспользовался до заключения договора своим правом на оценку страховой стоимости имущества (п.1, ст. 945), то согласно статье 948 ГК РФ его можно считать умышленно введенным в заблуждение страхователем. Пункт 1 статьи 951 предусматривает, что «если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, которая превышает страховую стоимость. Уплаченная излишне часть страховой премии возврату в этом случае не подлежит».

Если же страховщик выплатил страховое возмещение в полном объеме, то свои претензии может предъявить налоговая инспекция. В случае, когда страховая сумма была принята равной рыночной стоимости имущества, а остаточная балансовая стоимость застрахованного имущества ниже, налоговая инспекция вправе потребовать уплаты налога на прибыль на разницу между суммой полученного страхового возмещения и остаточной балансовой стоимостью имущества плюс пени и штрафы за то, что налог не был заплачен вовремя.
Описанная проблема, может быть, не столь актуальна для тех видов имущества, рынок которых можно считать вполне сформировавшимся, например: автомобили, квартиры, дачи. Однако есть и другие виды имущества, такие как промышленные машины и оборудование, некоторые здания и сооружения, определение рыночной стоимости которых во многих случаях представляется весьма нетривиальной задачей. В качестве примера можно привести котел 1982 года выпуска, который вполне успешно эксплуатируется на рентабельном промышленном предприятии. Остаточная стоимость котла составляет несколько десятков тысяч рублей и выглядит явно заниженной, учитывая его вклад в конечный результат производства, в создание прибыли. Какова же его рыночная стоимость, определить практически невозможно. Рынка подобного оборудования в России нет. Котел был произведен в СССР, предприятие, его
выпустившее, ничего подобного давно не производит. Аналогичное оборудование в странах СНГ в настоящее время не выпускается. Современные западные аналоги представляются принципиально иными как с технической, так и с технологической точек зрения. Вопрос о страховой стоимости рассматриваемого оборудования остается открытым, так как рыночной стоимости котел просто не имеет, а страхование по остаточной стоимости лишено всякого экономического смысла для страхователя.
Кстати говоря, не имеют рыночной стоимости и уникальные предметы искусства, например картина великого художника из Эрмитажа. Она создана своим творцом в единственном экземпляре. Естественно, никакого рынка купли-продажи данной картины не существует. Если ее когда-то и продавали на аукционе, то общеизвестно, что аукционная цена не соответствует рыночной и не дает ни малейшего представления о «действительной» стоимости проданного имущества.
Вернемся теперь к пункту 2 статьи 947 ГК РФ, где говорится, что договор страхования имущества может предусматривать и иное, то есть страховая сумма может быть не ограничена страховой стоимостью имущества. Казалось бы, данная оговорка практически отменяет все вышеописанные ограничения и связанные с ними проблемы. К сожалению, это не совсем так. Напомним, что пункт 1 статьи 951 ГК РФ гласит: «если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, которая превышает страховую стоимость». Получается, что страховая сумма может превышать страховую стоимость имущества, но договор страхования будет просто ничтожен в части указанного превышения. Мало того, пункт 3 той же статьи ГК РФ говорит, что «если завышение страховой суммы в договоре страхования явилось следствием обмана со стороны страхователя, страховщик вправе требовать признания договора недействительным и возмещения причиненных ему этим убытков в размере, превышающем сумму полученной им от страхователя страховой премии». Совершенно непонятно, о каких убытках страховщика идет речь, и почему их возмещение должно превышать сумму полученной страховой премии, но о возможном признании недействительности договора страхования в статье написано абсолютно однозначно.

Недействительным договор страхования согласно рассматриваемому пункту может быть признан в случае обмана со стороны страхователя. Чтобы обратить внимание на опасность данного пункта для страхователя (выгодоприобретателя), напомним, как в большинстве случаев происходит заключение договора страхования. Достигнув предварительной договоренности о заключения договора страхования, страхователь получает от страховщика бланки заявления и анкеты, в которых задается ряд вопросов о страхуемом имуще
стве, его местоположении, использовании, охране и т.д., и т.п., в том числе и о его действительной (страховой) стоимости. Страхователь с той или иной долей прилежности заполняет полученные документы, подписывает их и передает страховщику. Последний на основе данных из них составляет проект договора страхования, а сами заявление и анкета становятся неотъемлемой частью договора. Опасность состоит в том, что страхователь очень часто указывает ничем не подтвержденную стоимость имущества, в его представлении являющуюся рыночной. Страховщик указанную стоимость не оспаривает, и она наряду с другими сведениями перекочевывает в текст договора страхования. Страховщик имущество не осматривает, экспертизу его стоимости не проводит, а, следовательно, позднее может утверждать, что страхователь его намеренно ввел в заблуждение.
Есть, правда, в Гражданском кодексе статья 962, где в пункте 2 говорится о том, что сумма страхового возмещения может в отдельных случаях и превышать установленную по договору страхования имущества величину страховой суммы. Однако эта оговорка касается только возмещения расходов, произведенных в целях уменьшения убытков от страхового случая.
Вся эта неразбериха с определением страховой (действительной) стоимости имущества приводит к тому, что многие юридические лица в России отказываются от страхования своего имущества именно по этой причине.
Что же можно посоветовать страхователю? Во-первых, при страховании дорогостоящих нестандартных видов имущества, рынок которых еще не сформировался или просто отсутствует, желательно подписать приложение к договору, в котором бы страховщик подтверждал факт осмотра застрахованного имущества и свое согласие с его действительной (страховой) стоимостью. Наличие такого документа лишает страховщика возможности оспаривать страховую стоимость имущества в дальнейшем.
Во-вторых, стоит обратиться к Налоговому кодексу (НК) РФ. В пункте 4 статьи 213 законодатели впервые в значении «действительная (страховая) стоимость имущества» используют термин «рыночная стоимость застрахованного имущества», что дает нам возможность предположить эквивалентность указанных понятий. Во всяком случае, в НК РФ однозначно говорится о том, что налогообложению в случае гибели или уничтожения имущества подлежит не разница между полученным страховым возмещением и остаточной стоимостью застрахованного имущества, а разница между полученной страховой выплатой и рыночной стоимостью застрахованного имущества на дату заключения договора страхования. Конечно, данная формулировка тоже в определенной степени идет вразрез с интересами страхователя (выгодоприобретателя). В случае страхования имущества в валютном эквиваленте и росте курса принятой договором валюты по сравнению с рублем, под налогообло
жение попадает курсовая разница, и страхователь (выгодоприобретатель) фактически лишается защиты от инфляции.
Подводя итог всему сказанному, следует еще раз отметить, что вопрос об определении величины страховой суммы при заключении договоров страхования имущества во многих случаях является весьма непростым и неоднозначным. Проблема во многом была бы снята в случае принятия органами власти четкого определение понятия «страховая (действительная) стоимость».
Данная проблема, к сожалению, является довольно типичной для российского страхования. Во многом это объясняется тем, что государственные органы надзора за страховой деятельностью, призванные защищать интересы потребителей страховых услуг, во многом превратились в органы защиты интересов крупнейших страховых организаций. Это проявляется, в том числе в подходах к формулировке текстов законодательных документов по страхованию, к утверждению Правил страхования в процессе лицензирования страховых организаций.
Список литературы:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая и вторая. М., 1996.
  2. Налоговый кодекс Российской Федерации. М., 2001.
  3. Базанов А.Н. Об определении страховой суммы при страховании имущества // Экономическая наука: проблемы теории и методологии. Материалы конференции. Секции 5-10. — СПб.: ОЦЭиМ, 2002. С. 76-77.

THE PROBLEM OF DETERMINING THE INSURANCE VALUE OF THE PROPERTY
Bazanov Andrey
St. Petersburg State University