Ст 385 ГК РФ с комментариями

Энциклопедия решений. Уведомление должника о переходе прав к новому кредитору (о состоявшейся уступке права (требования))

Уведомление должника о переходе прав к новому кредитору (о состоявшейся уступке права (требования))

Нормы ГК РФ о цессии не обязывают цедента или цессионария сообщать должнику о том, что права кредитора по обязательству приобрело другое лицо. Вместе с тем, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу (п. 3 ст. 382 ГК РФ).

Сказанное означает, что, хотя неуведомление должника о переходе прав кредитора к другому лицу и не делает договор цессии незаключенным или недействительным (см. постановление ФАС Поволжского округа от 24.05.2010 по делу N А65-7731/06), в интересах цессионария уведомить должника о переходе к нему прав по обязательству. В ином случае исполнение должником своего обязательства первоначальному кредитору (цеденту) будет признано надлежащим. Этот лишит цессионария права потребовать от должника повторно исполнить обязательство в свою пользу (постановление ФАС Московского округа от 24.03.2008 N КГ-А40/136-08).

Таким образом, в уведомлении должника о переходе прав по обязательству заинтересован прежде всего цессионарий. Однако объективным подтверждением того, что право действительно перешло к новому кредитору, будет уведомление об этом должника со стороны цедента либо предоставление документа, подписанного цедентом и цессионарием (например, акта о передаче права (требования) по обязательству), удостоверяющего факт перехода права (п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120). Должник считается надлежащим образом уведомленным о переходе права независимо от того, направит ли ему такое уведомление цедент или цессионарий. Причем потребовать предоставления доказательств перехода прав должник может лишь в случае, если уведомление ему направил цессионарий. Если об уступке права должника уведомляет цедент, достаточно самого факта уведомления (п. 1 ст. 385 ГК РФ).

Если должник своевременно не произвел исполнение, и у него образовалась задолженность за тот период, когда стороной обязательства был первоначальный кредитор (цедент), то цессионарий после перехода к нему прав по обязательству вправе потребовать уплаты этой задолженности, а должник не может ссылаться на то, что он не был уведомлен о цессии как на основание отсутствия у него такой обязанности (постановление ФАС Московского округа от 13.04.2009 N КГ-А40/2613-09).

Если же должник был уведомлен о замене кредитора в обязательстве и, несмотря на это исполнил обязательство (оплатил поставленные товары, оказанные услуги и т.д.) первоначальному кредитору, надлежащим такое исполнение не признается и от обязанности совершить соответствующие действия в пользу нового кредитора (цессионария) должник в этом случае не освобождается (постановление ФАС Поволжского округа от 16.12.2010 по делу N А49-1804/2010). Но, так как у цедента, уступившего требования по договору, уже не было оснований получать исполнение, он обязан вернуть полученное должнику как неосновательное обогащение (ст. 1107 ГК РФ).

В свою очередь, то обстоятельство, что новый кредитор несет риск неблагоприятных последствий неуведомления должника о переходе прав по обязательству, не означает, что он лишается права на получение того, что должник правомерно исполнил первоначальному кредитору. Ведь у цедента, поскольку он не мог не знать о состоявшемся переходе прав, в этом случае также не было оснований получать от должника, то, что уже не могло ему причитаться. Поэтому цессионарий также вправе потребовать передачи ему исполненного — но не от должника, а от цедента. Закон прямо предусматривает обязанность цедента передать цессионарию все полученное от должника в счет уступленного требования, если иное не предусмотрено договором (п. 3 ст. 389.1 ГК РФ). Риск неблагоприятных последствий для него в таком случае может заключаться, например, в неплатежеспособности цедента (п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49).

Закон не конкретизирует требования к уведомлению должника о состоявшейся уступке прав по обязательству, в частности, к содержанию этого документа. Из п. 3 ст. 382 ГК РФ лишь следует, что уведомление должно быть сделано в письменной форме. Однако из ряда норм (ст. 312, п. 3 ст. 382, п. 1 ст. 385 ГК РФ) можно сделать вывод о том, что уведомление должно содержать данные, достаточные для того, чтобы определить существо обязательства, право по которому уступается, и объем уступаемого права. Эти данные могут содержаться не только в уведомлении как отдельном документе, но и в прилагаемых к нему документах, подтверждающих существование права.

Не предъявляет закон требований и к порядку уведомления должника, в частности, не устанавливает перечень документов, являющихся надлежащим подтверждением уведомления об уступке права. В судебной практике вопрос о подтверждающих документах также не находит однозначного решения в силу разнообразия фактических обстоятельств спорных ситуаций. В некоторых случаях в качестве достаточного доказательства направления должнику уведомления об уступке права требования суды принимают почтовую квитанцию (постановления ФАС Московского округа от 28.09.2011 N Ф05-9781/11, Тринадцатого ААС от 25.09.2012 N 13АП-13561/12, Четырнадцатого ААС от 27.03.2012 N 14АП-9211/11, решение Арбитражного суда Свердловской области от 23.07.2009 N А60-9849/2009-С6) либо почтовую квитанцию и опись вложения в ценное письмо (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 04.06.2009 N Ф04-3106/2009(7373-А67-11), Восьмого ААС от 04.12.2012 N 08АП-9246/12, Третьего ААС от 12.08.2011 N 03АП-2223/11). В некоторых ситуациях судьи обращают внимание на фактическое получение уведомления должником, подтверждаемое уведомлением о вручении (постановление Восемнадцатого ААС от 31.05.2012 N 18АП-3032/12).

Следует отметить, что в некоторых спорных ситуациях именно фактическое получение должником сообщения об уступке прав имеет для судов приоритетный характер в доказывании того, что он был надлежащим образом извещен о цессии. Независимо от причин, по которым должник такое уведомление не получил, суды не признают надлежащим доказательством одно лишь направление кредитором уведомления об уступке прав по обязательству (постановление ФАС Московского округа от 23.05.2012 N Ф05-4055/12). Кроме того, как свидетельствует правоприменительная практика, в спорной ситуации может иметь значение и доказательство того, что должник получил именно документы, подтверждающие уступку прав по обязательству перед кредитором (см. постановления Пятнадцатого ААС от 28.12.2011 N 15АП-12787/11, Одиннадцатого ААС от 05.12.2011 N 11АП-9493/11).

Из судебной практики усматривается, что факт надлежащего уведомления должника о состоявшейся уступке прав по обязательству путем отправки извещения по почте целесообразно подтвердить не только почтовой квитанцией, но и уведомлением о вручении, а также описью вложения, содержащей перечень всех направленных должнику документов.

Необходимо учитывать, что с 01.09.2013 вступил в силу Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ, который внес изменения в ряд положений ГК РФ, в том числе дополнил его статьей 165.1, устанавливающей правовые последствия направления заявлений (уведомлений, извещений и т.п.) в рамках гражданских правоотношений. В соответствии с нормами этой статьи правовые последствия уведомления по общему правилу наступают для его получателя с момента доставки такого уведомления адресату или его представителю. При этом уведомление будет считаться доставленным и в том случае, если адресат не получил его или не ознакомился с ним по зависящим от него обстоятельствам (п. 1 ст. 165.1 ГК РФ).

Комментарий к статье 385 ГК РФ

1. Текст п. 1 комментируемой статьи является логическим продолжением содержания п. 3 ст. 382 ГК. Речь идет о том, что помимо уведомления должнику должны быть представлены доказательства того, что цессия состоялась. Как и в п. 3 ст. 382 ГК, законодатель прямо не указывает, чья это обязанность, что, видимо, предполагает, что стороны должны сделать это сами. Таким образом, цедент и цессионарий наряду с уведомлением должника (см. коммент. к п. 3 ст. 382) должны решить вопрос о предоставлении последнему доказательств уступки требования. Представляется логичным возложить оба обязательства (уведомление и представление доказательств) на одну сторону. В комментарии к п. 3 ст. 382 указано, что, исходя из положений закона, обязанность по уведомлению должника разумно и целесообразно возложить на цессионария (нового кредитора). Это дает основание предложить, чтобы обязанность по представлению должнику доказательств цессии также возлагалась на нового кредитора. Стороны цессии в некоторых случаях могут сталкиваться с необходимостью решать вопрос о распределении и возмещении убытков, возникших в связи с неисполнением должником обязательства из-за отсутствия доказательств цессии.

2. Первоначальный кредитор обязан передать новому все документы, обосновывающие право требования и обеспечивающие его реализацию. Отсутствие документов, необходимых для осуществления требования, сводит на нет смысл цессии.

Другой комментарий к статье 385 Гражданского Кодекса РФ

1. Значение правила, сформулированного в п. 1 комментируемой статьи, не следует переоценивать. Оно корреспондирует с нормой, содержащейся в п. 3 ст. 382 ГК РФ (см. указанную статью и комментарий к ней). Вместе с тем оно в ряде случаев имеет и самостоятельное значение. Так, если должник получил письменное уведомление цедента о переходе прав кредитора к другому лицу с приложением соглашения об уступке права (требования), то по общему правилу никаких дополнительных доказательств перехода требования к новому кредитору не требуется. Если же, предположим, уведомление должнику направлено цессионарием, то, напротив, следует запросить доказательства перехода требования.

2. Передача документов, удостоверяющих право требования, и сообщение сведений, имеющих значение для осуществления требования, есть действия по исполнению соглашения об уступке права (требования). Неисполнение цедентом данной обязанности может привести к убыткам у цессионария, возмещать которые обязан будет цедент.

В судебной практике иногда признается, что поскольку документы не переданы цедентом, то истец не может считаться получившим право (требование). Между тем невыполнение первоначальным кредитором обязанностей, предусмотренных комментируемым пунктом, по общему правилу не влияет на возникновение у нового кредитора прав в отношении должника. К новому кредитору права (требования) по общему правилу переходят в момент совершения сделки уступки права (требования). Передача документов, удостоверяющих право и подтверждающих его действительность, производится на основании уже совершенной сделки <1>.

———————————
<1> См.: п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120.

3. Перечень документов, которые должны быть переданы цессионарию, не установлен. И не может быть установлен, поскольку он должен определяться с учетом конкретных обстоятельств. Обычно это договор (как документ), дополнительные соглашения к договору, акты приемки-передачи и т.д.

В соглашении об уступке права может быть указано, какие документы должен передать цедент цессионарию. Это наиболее предпочтительно. Может быть установлено, передаются ли подлинники или удостоверенные копии. (Во втором случае при возникновении спора цедент сможет представить подлинники.)

В соглашении может предусматриваться срок исполнения рассматриваемой обязанности цедента. При отсутствии соответствующего соглашения действует общее правило, содержащееся в абз. 1 п. 2 ст. 314 ГК РФ: в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.

4. Цедент обязан (!) сообщать цессионарию все (любые) сведения, имеющие значение для осуществления требования. В частности, о возражениях, которые должник имел против первоначального кредитора (см. ст. 386 и комментарий к ней), о возможном в будущем прекращении обязательства по основаниям, не зависящим от нового кредитора, и др.

В случае неисполнения цедентом данной обязанности, если это повлекло возникновение убытков у цессионария, последний вправе требовать их возмещения.