Судебная практика по договору коммерческой концессии

Судебная практика

На сегодняшний день судебной практики по делам, связанным с договором коммерческой концессии, мало. Это связано с тем, что в России очень плохо развита защита интеллектуальной собственности. Те судебные дела, которые существуют, в основном, касаются налоговых вопросов, и, в рамках этой работы рассматриваться не будут.

В 1999 году Арбитражный суд г. Москвы рассмотрел иск ТОО НПФ «Био Тон» (истец) к ЗАО «Ингакамф» о взыскании убытков. В ноябре 1999 г. суд кассационной инстанции по жалобе истца проверил материалы дела и установил, что в 1997 г. ЗАО «Ингакамф» (ответчик) предоставил истцу статус официального эксклюзивного дистрибьютора на реализацию препарата «Полифепам» на территории Российской Федерации на основании договора о сотрудничестве. Проанализировав условия заключенного договора по существу, суд пришел к выводу, что между истцом и ответчиком был заключен договор коммерческой концессии, предметом которого «являлась передача исключительного права на реализацию медицинского препарата». Далее, суд указал, что отношения сторон регулировались главой 54 ГК РФ и нормами Патентного закона.

При рассмотрении дела выяснилось, что ЗАО «Ингакамф» не обладал исключительными правами на препарат и, следовательно, не мог выступать в договоре коммерческой концессии в качестве стороны, передающей такие права. Кроме того, суд отметил, что договор не был зарегистрирован ни в Роспатенте, ни в органе по государственной регистрации юридических лиц. На основании установленных фактов суд посчитал, что указанная сделка является ничтожной, а соответственно отсутствуют основания для удовлетворения требования истца о взыскании убытков.

В 1999 г. ОАО «Амурский судостроительный завод» (изготовитель) заключило договор о совместной деятельности по производству навесных плугов с правопредшественником «АТП-Пахарь» (разработчиком). По условиям договора разработчик передавал изготовителю техническую документацию, осуществлял авторский надзор при корректировке документации на производстве, а изготовитель должен быть осуществлять отчисления в пользу разработчика в размере 10% от продажной цены каждого изделия. Изготовитель свои обязательства не исполнил, что и привело к подаче иска.

Суд, руководствуясь ст. 431 ГК РФ, установил буквальное значение условий договора путем сопоставления их с другими условиями и смыслом договора в целом и пришел к выводу, что стороны заключили на деле договор коммерческой концессии. Суд указал, что договор не был зарегистрирован в органе по регистрации юридических лиц в нарушение ст. 1028 ГК РФ. Отсутствие такой регистрации было приравнено к отсутствию государственной регистрации, как следствие этого — суд посчитал такой договор ничтожным в силу ст. 165 ГК РФ.

В 2002 г. Арбитражный суд г. Москвы, рассмотрев иск ОАО «Орловская промышленная компания» к ООО «Научно-внедренческая фирма «АТП-Пахарь», установил, что между истцом и ответчиком был заключен договор коммерческой концессии, по которому истцу предоставлялось право на использование комплекса исключительных прав по ряду патентов на изобретение «плуг для гладкой пахоты». Договор не был зарегистрирован в Роспатенте, соответственно по логике суда в силу ст. 1028 ГК РФ он являлся ничтожной сделкой. Суд применил последствия недействительности ничтожной сделки в форме двусторонней реституции, а именно: обязал истца возвратить комплект документов на изобретения, а с ответчика постановил взыскать сумму предоплаты и проценты, квалифицировав эту сумму как неосновательное обогащение. Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы и оставил в силе решения суда.

Между предпринимателем без образования юридического лица Прокошиным и ЗАО «ВарТак» был заключен договор коммерческой концессии. В соответствии с договором, ЗАО «ВарТак» как правообладатель предоставило ПБОЮЛ Прокошину право в пределах срока и территории освоения открыть и управлять рестораном WOKIE DOKIE. При этом под территорией освоения понималось помещение торгового центра «ИКЕА Химки». Договор коммерческой концессии был зарегистрирован Инспекцией МНС. В Российском агентстве по патентам и товарным знакам указанный договор не был зарегистрирован. Позднее ПБОЮЛ Прокошин направил ЗАО «ВарТак» письмо с просьбой предоставить документы, подтверждающие регистрацию договора коммерческой концессии в Роспатенте в порядке статьи 1031 Гражданского кодекса РФ, а также документы, подтверждающие права ЗАО «ВарТак» на использование товарного знака WOKIE DOKIE. Поскольку запрошенные документы не были представлены, ПБОЮЛ Прокошин обратился к ЗАО «ВарТак» с иском, в котором просил признать недействительным договор коммерческой концессии и применить последствия недействительности сделки, обязав ответчика возместить реальный ущерб в сумме 420 000 рублей, потраченных на изготовление одноразовой посуды WOKIE DOKIE. В обоснование исковых требований истец ссылался на то обстоятельство, что при заключении договора коммерческой концессии он действовал под влиянием заблуждения и обмана со стороны ответчика, так как последний не зарегистрировал в Роспатенте договор и не имел документов, подтверждающих его права на использование товарного знака WOKIE DOKIE. Решением арбитражного суда первой инстанции исковые требования были удовлетворены в полном объеме. Однако постановлением апелляционного суда решение было отменено, а в иске отказано по следующим основаниям. Ответчик являлся правообладателем фирменного наименования WOKIE DOKIE в соответствии с договором генеральной коммерческой концессии, заключенного с ООО WOKIE DOKIE International AB. Доказательств расторжения указанного генерального договора коммерческой концессии истцом не было представлено. Оценив предмет договора коммерческой концессии с ПБОЮЛ, арбитражный апелляционный суд пришел к выводу, что ответчик, как правообладатель, не передавал истцу право на использование товарного знака WOKIE DOKIE. Из договора следовало, что ответчик передал истцу лишь право на использование фирменного наименования WOKIE DOKIE, но не товарный знак. Поскольку по генеральному договору коммерческой концессии и договору коммерческой концессии не передавались исключительные права на товарный знак WOKIE DOKIE, указанные договоры не подлежали регистрации в Федеральном органе исполнительной власти в области патентов и товарных знаков. При указанных, обстоятельствах требования истца о признании недействительным договора коммерческой концессии и применении последствий недействительности сделки не могли быть удовлетворены.

Зуйкова Л.П. в своей работе «Коммерческая концессия» приводит такой пример: «Между ЗАО «Баскин Роббинс-Эллайд Домек» (правообладатель) и ООО «МАКдрайв» (пользователь) был заключен договор коммерческой концессии, в соответствии с которым ЗАО передало ООО «МАКдрайв» право использования в течение пяти лет комплекса исключительных прав правообладателя на товарный знак «Баскин 31 Роббинс».

В период действия концессии ООО «МАКдрайв» обнаружило, что некое общество использует указанный товарный знак при продаже мороженого в кафе «Баскин Роббинс», и обратилось в суд с иском о защите исключительного права на товарный знак «Баскин 31 Роббинс».

Отказывая ООО «МАКдрайв» в иске, ФАС, в частности, пояснил следующее. Согласно договору коммерческой концессии в число переданных ему правообладателем прав не входит право на запрет использования третьими лицами товарного знака «Баскин 31 Роббинс», поскольку сторонами коммерческой концессии лицензионное соглашение к договору не заключено и не зарегистрировано. А согласно ст. 4 Закона о товарных знаках только сам владелец товарного знака имеет исключительное право пользоваться и распоряжаться товарным знаком, а также право запрещать использование товарного знака другим лицам.

Следовательно, законодательством предоставляется защита от нарушений прав и интересов от несанкционированного использования товарного знака исключительно его владельцу. Пользователь же не обладает правом запрещать использование третьими лицами товарного знака «Баскин 31 Роббинс», а потому у него отсутствует право на предъявление иска о запрещении использования третьими лицами указанного товарного знака (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.04.2003 N Ф04/1572-293/А03-2003)» .

Гражданский кодекс РФ

Главная :: Гражданский кодекс РФ :: Глава 54 (статьи 1027-1040)

Глава 54. Коммерческая концессия.

Статья 1027. Договор коммерческой концессии.
1. По договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау).
2. Договор коммерческой концессии предусматривает использование комплекса исключительных прав, деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя в определенном объеме (в частности, с установлением минимального и (или) максимального объема использования), с указанием или без указания территории использования применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности (продаже товаров, полученных от правообладателя или произведенных пользователем, осуществлению иной торговой деятельности, выполнению работ, оказанию услуг).
3. Сторонами по договору коммерческой концессии могут быть коммерческие организации и граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей.
4. К договору коммерческой концессии соответственно применяются правила раздела VII настоящего Кодекса о лицензионном договоре, если это не противоречит положениям настоящей главы и существу договора коммерческой концессии.

Статья 1028. Форма и регистрация договора коммерческой концессии.
1. Договор коммерческой концессии должен быть заключен в письменной форме.
Несоблюдение письменной формы договора влечет его недействительность. Такой договор считается ничтожным.
2. Договор коммерческой концессии подлежит государственной регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности. При несоблюдении этого требования договор считается ничтожным.

Статья 1029. Коммерческая субконцессия.
1. Договором коммерческой концессии может быть предусмотрено право пользователя разрешать другим лицам использование предоставленного ему комплекса исключительных прав или части этого комплекса на условиях субконцессии, согласованных им с правообладателем либо определенных в договоре коммерческой концессии. В договоре может быть предусмотрена обязанность пользователя предоставить в течение определенного срока определенному числу лиц право пользования указанными правами на условиях субконцессии.
Договор коммерческой субконцессии не может быть заключен на более длительный срок, чем договор коммерческой концессии, на основании которого он заключается.
2. Если договор коммерческой концессии является недействительным, недействительны и заключенные на основании его договоры коммерческой субконцессии.
3. Если иное не предусмотрено договором коммерческой концессии, заключенным на срок, при его досрочном прекращении права и обязанности вторичного правообладателя по договору коммерческой субконцессии (пользователя по договору коммерческой концессии) переходят к правообладателю, если он не откажется от принятия на себя прав и обязанностей по этому договору. Это правило соответственно применяется при расторжении договора коммерческой концессии, заключенного без указания срока.
4. Пользователь несет субсидиарную ответственность за вред, причиненный правообладателю действиями вторичных пользователей, если иное не предусмотрено договором коммерческой концессии.
5. К договору коммерческой субконцессии применяются предусмотренные настоящей главой правила о договоре коммерческой концессии, если иное не вытекает из особенностей субконцессии.

Статья 1030. Вознаграждение по договору коммерческой концессии.
Вознаграждение по договору коммерческой концессии может выплачиваться пользователем правообладателю в форме фиксированных разовых или периодических платежей, отчислений от выручки, наценки на оптовую цену товаров, передаваемых правообладателем для перепродажи, или в иной форме, предусмотренной договором.

Статья 1031. Обязанности правообладателя.
1. Правообладатель обязан передать пользователю техническую и коммерческую документацию и предоставить иную информацию, необходимую пользователю для осуществления прав, предоставленных ему по договору коммерческой концессии, а также проинструктировать пользователя и его работников по вопросам, связанным с осуществлением этих прав.
2. Если договором коммерческой концессии не предусмотрено иное, правообладатель обязан:
обеспечить государственную регистрацию договора коммерческой концессии (пункт 2 статьи 1028);
оказывать пользователю постоянное техническое и консультативное содействие, включая содействие в обучении и повышении квалификации работников;
контролировать качество товаров (работ, услуг), производимых (выполняемых, оказываемых) пользователем на основании договора коммерческой концессии.

Статья 1032. Обязанности пользователя.
С учетом характера и особенностей деятельности, осуществляемой пользователем по договору коммерческой концессии, пользователь обязан:
использовать при осуществлении предусмотренной договором деятельности коммерческое обозначение, товарный знак, знак обслуживания или иное средство индивидуализации правообладателя указанным в договоре образом;
обеспечивать соответствие качества производимых им на основе договора товаров, выполняемых работ, оказываемых услуг качеству аналогичных товаров, работ или услуг, производимых, выполняемых или оказываемых непосредственно правообладателем;
соблюдать инструкции и указания правообладателя, направленные на обеспечение соответствия характера, способов и условий использования комплекса исключительных прав тому, как он используется правообладателем, в том числе указания, касающиеся внешнего и внутреннего оформления коммерческих помещений, используемых пользователем при осуществлении предоставленных ему по договору прав;
оказывать покупателям (заказчикам) все дополнительные услуги, на которые они могли бы рассчитывать, приобретая (заказывая) товар (работу, услугу) непосредственно у правообладателя;
не разглашать секреты производства (ноу-хау) правообладателя и другую полученную от него конфиденциальную коммерческую информацию;
предоставить оговоренное количество субконцессий, если такая обязанность предусмотрена договором;
информировать покупателей (заказчиков) наиболее очевидным для них способом о том, что он использует коммерческое обозначение, товарный знак, знак обслуживания или иное средство индивидуализации в силу договора коммерческой концессии.

Статья 1033. Ограничения прав сторон по договору коммерческой концессии.
1. Договором коммерческой концессии могут быть предусмотрены ограничения прав сторон по этому договору, в частности могут быть предусмотрены:
обязательство правообладателя не предоставлять другим лицам аналогичные комплексы исключительных прав для их использования на закрепленной за пользователем территории либо воздерживаться от собственной аналогичной деятельности на этой территории;
обязательство пользователя не конкурировать с правообладателем на территории, на которую распространяется действие договора коммерческой концессии в отношении предпринимательской деятельности, осуществляемой пользователем с использованием принадлежащих правообладателю исключительных прав;
отказ пользователя от получения по договорам коммерческой концессии аналогичных прав у конкурентов (потенциальных конкурентов) правообладателя;
обязательство пользователя согласовывать с правообладателем место расположения коммерческих помещений, используемых при осуществлении предоставленных по договору исключительных прав, а также их внешнее и внутреннее оформление.
Ограничительные условия могут быть признаны недействительными по требованию антимонопольного органа или иного заинтересованного лица, если эти условия с учетом состояния соответствующего рынка и экономического положения сторон противоречат антимонопольному законодательству.
2. Являются ничтожными такие условия, ограничивающие права сторон по договору коммерческой концессии, в силу которых:
правообладатель вправе определять цену продажи товара пользователем или цену работ (услуг), выполняемых (оказываемых) пользователем, либо устанавливать верхний или нижний предел этих цен;
пользователь вправе продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно определенной категории покупателей (заказчиков) либо исключительно покупателям (заказчикам), имеющим место нахождения (место жительства) на определенной в договоре территории.

Статья 1034. Ответственность правообладателя по требованиям, предъявляемым к пользователю.
Правообладатель несет субсидиарную ответственность по предъявляемым к пользователю требованиям о несоответствии качества товаров (работ, услуг), продаваемых (выполняемых, оказываемых) пользователем по договору коммерческой концессии.
По требованиям, предъявляемым к пользователю как изготовителю продукции (товаров) правообладателя, правообладатель отвечает солидарно с пользователем.

Статья 1035. Право пользователя заключить договор коммерческой концессии на новый срок.
1. Пользователь, надлежащим образом исполнявший свои обязанности, имеет по истечении срока договора коммерческой концессии право на заключение договора на новый срок на тех же условиях.
2. Правообладатель вправе отказать в заключении договора коммерческой концессии на новый срок при условии, что в течение трех лет со дня истечения срока данного договора он не будет заключать с другими лицами аналогичные договоры коммерческой концессии и соглашаться на заключение аналогичных договоров коммерческой субконцессии, действие которых будет распространяться на ту же территорию, на которой действовал прекратившийся договор. В случае, если до истечения трехлетнего срока правообладатель пожелает предоставить кому-либо те же права, какие были предоставлены пользователю по прекратившемуся договору, он обязан предложить пользователю заключить новый договор либо возместить понесенные им убытки. При заключении нового договора его условия должны быть не менее благоприятны для пользователя, чем условия прекратившегося договора.

Статья 1036. Изменение договора коммерческой концессии.
1. Договор коммерческой концессии может быть изменен в соответствии с правилами главы 29 настоящего Кодекса.
2. Изменение договора коммерческой концессии подлежит государственной регистрации в порядке, установленном пунктом 2 статьи 1028 настоящего Кодекса.

Статья 1037. Прекращение договора коммерческой концессии.
1. Каждая из сторон договора коммерческой концессии, заключенного без указания срока, вправе во всякое время отказаться от договора, уведомив об этом другую сторону за шесть месяцев, если договором не предусмотрен более продолжительный срок.
2. Досрочное расторжение договора коммерческой концессии, заключенного с указанием срока, а также расторжение договора, заключенного без указания срока, подлежат государственной регистрации в порядке, установленном пунктом 2 статьи 1028 настоящего Кодекса.
3. В случае прекращения принадлежащего правообладателю права на товарный знак, знак обслуживания или на коммерческое обозначение, когда такое право входит в комплекс исключительных прав, предоставленных пользователю по договору коммерческой концессии, без замены прекратившегося права новым аналогичным правом договор коммерческой концессии прекращается.
4. При объявлении правообладателя или пользователя несостоятельным (банкротом) договор коммерческой концессии прекращается.

Статья 1038. Сохранение договора коммерческой концессии в силе при перемене сторон.
1. Переход к другому лицу какого-либо исключительного права, входящего в предоставленный пользователю комплекс исключительных прав, не является основанием для изменения или расторжения договора коммерческой концессии. Новый правообладатель становится стороной этого договора в части прав и обязанностей, относящихся к перешедшему исключительному праву.
2. В случае смерти правообладателя его права и обязанности по договору коммерческой концессии переходят к наследнику при условии, что он зарегистрирован или в течение шести месяцев со дня открытия наследства зарегистрируется в качестве индивидуального предпринимателя. В противном случае договор прекращается.
Осуществление прав и исполнение обязанностей умершего правообладателя до принятия наследником этих прав и обязанностей или до регистрации наследника в качестве индивидуального предпринимателя осуществляются управляющим, назначаемым нотариусом.

Статья 1039. Последствия изменения коммерческого обозначения.
В случае изменения правообладателем коммерческого обозначения, входящего в комплекс исключительных прав, предоставленных пользователю по договору коммерческой концессии, этот договор продолжает действовать в отношении нового коммерческого обозначения правообладателя, если пользователь не потребует расторжение договора и возмещение убытков. В случае продолжения действия договора пользователь вправе потребовать соразмерного уменьшения причитающегося правообладателю вознаграждения.

Статья 1040. Последствия прекращения исключительного права, пользование которым предоставлено по договору коммерческой концессии.
Если в период действия договора коммерческой концессии истек срок действия исключительного права, пользование которым предоставлено по этому договору, либо такое право прекратилось по иному основанию, договор коммерческой концессии продолжает действовать, за исключением положений, относящихся к прекратившемуся праву, а пользователь, если иное не предусмотрено договором, вправе потребовать соразмерного уменьшения причитающегося правообладателю вознаграждения.
В случае прекращения принадлежащего правообладателю исключительного права на товарный знак, знак обслуживания или на коммерческое обозначение наступают последствия, предусмотренные пунктом 3 статьи 1037 и статьей 1039 настоящего Кодекса.

Главная :: Гражданский кодекс РФ :: Глава 54 (статьи 1027-1040)

Дело о договоре коммерческой концессии

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПРИМОРСКОГО КРАЯ

690091, г. Владивосток, ул. Светланская, 54

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

г. Владивосток

Дело № А51-4947/2012

06 июня 2012 года

Резолютивная часть решения объявлена 30 мая 2012 года. Полный текст решения изготовлен 06 июня 2012 года.

Арбитражный суд Приморского края в составе судьи А.А. Хижинского, при ведении протокола секретарем судебного заседания Д.В. Кунгуровой, рассмотрев в судебном заседании дело по искуиндивидуального предпринимателя Борблик Ольги Ивановны (ОГРНИП304250236400102, ИНН 250200019743, зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя – 01.04.1994г.) к ОАО Международный Аэропорт Владивосток (ОГРН 1082502000239, ИНН 2502011786, зарегистрировано в качестве юридического лица – 02.08.2002г.) о признании договора коммерческой концессии № 581-99/10 от 20.10.2010 и дополнительного соглашения № 1 к нему от 20.12.2011 недействительными,

——————————

NB! Если вам интересна арбитражная практика по коммерческой концессии, рекомендуем полезный и большой обзор, подготовленный нашей компанией.

——————————

при участии в заседании:от истца: Борисенко В.Т., по доверенности от 31.03.2012, гражданский паспорт; Евтушенко Н.В., по доверенности от 23.05.2012 № 25 АА 0601862;2 А51-4947/20; от ответчика: Тихонова М.В., по доверенности № 108/д от 21.06.2011, гражданский паспорт; Тарасенко И.И., по доверенности №27/д от 23.04.2012, удостоверение адвоката № 881

установил: Индивидуальный предприниматель Борблик Ольга Ивановна (далее – истец) обратилась в Арбитражный суд Приморского края с иском к открытому акционерному обществу «Международный Аэропорт Владивосток» о признании договора коммерческой концессии № 581-99/10 от 20.10.2010 и дополнительного соглашения № 1 к нему от 20.12.2011 недействительными.Истец поддержал заявленные исковые требования в полном объеме, пояснил о недействительности договора коммерческой концессии № 581-99/10 от 20.10.2010 и дополнительного соглашения к нему, в связи с чем, обратился в арбитражный суд с заявленными требованиями. Предоставил для приобщения к материалам дела письменное ходатайство об уточнении предмета иска, указав о ничтожности договора в силу закона. Суд, руководствуясь частью 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принимает заявленное уточнение исковых требований, поскольку последнее не противоречит закону и не нарушает права других лиц. Ответчик иск не признал, предоставил для приобщения к материалам дела письменные пояснения, а также документы во исполнение определения арбитражного суда от 23.04.2012. Истец заявил письменное ходатайство о приобщении документов к делу, которое судом удовлетворено, одновременно заявил письменное ходатайство о вызове специалиста для дачи фактических обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения дела.Ответчик не возражал относительно доводов заявленного ходатайства.

На основании статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд объявил перерыв в пределах дня судебного заседания. Суд, рассмотрев заявленное ходатайство о вызове в судебное заседания патентного поверенного – Н.П. Король, для дачи показаний, руководствуясь статьей 54, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, удовлетворил заявленное ходатайство. В судебное заседание явился патентный поверенный – Надежда Петровна Король, которая подтвердила выводы, содержащиеся в пояснениях внесудебного заключения специалиста от 23.04.2012 о проведении исследований материалов, относящихся к правоотношениям по договору коммерческой концессии № 581-99/10 от 20.10.2010 и дополнительному соглашению № 1 от 20.12.2010, которое приобщено к материалам дела. Ответчик заявлял ходатайство об отложении судебного заседания.Истец возразил в удовлетворении заявленного ходатайства. Суд, рассмотрев заявленное ходатайство об отложении судебного заседания, руководствуясь статьей 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отказал в его удовлетворении.

Заслушав пояснения сторон, исследовав материалы дела, суд установил следующее.

Между истцом и ответчиком заключен договор коммерческой концессии № 581-99/10 от 20.10.2010, согласно которому ответчик – ОАО «МЭВ» (Правообладатель) обязуется передать истцу – ИП О.И. Борблик (Пользователю) за вознаграждение на срок до 31.12.2011 право использовать в предпринимательской деятельности Пользователя комплекс принадлежащих Правообладателю исключительных прав, а именно право на товарный знак (знак обслуживания) правообладателя (зарегистрированный в Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам № 404244 от 31.12.2009г.). Право оказания следующих услуг: упаковка багажа пассажиров с применением видов упаковки с помощью машинного или ручного типа, реализация товаров посредством вендинговых аппаратов. Договор также установил, что Пользователь вправе использовать комплекс исключительных прав на территории Аэровокзального комплекса ОАО «Международный аэропорт Владивосток», принадлежащий правообладателю по праву собственности, на основании свидетельства о регистрации права собственности Серия 25-АА № 986542 от 26.04.2008г., свидетельства о регистрации права собственности Серия № 25-АА 986543 от 26.04.2008г. В соответствии с положениями договора коммерческой концессии, раздел 2, правообладатель обязан передать пользователю техническую документацию, оборудование для осуществления его прав, а также проинструктировать пользователя и его работников по вопросам, связанным с осуществлением его прав. Согласно пункту 2.1.2 договора, правообладатель предоставляет пользователю помещение, обеспечив его в надлежащем виде для исполнения обязательств, предусмотренных договором в рамках отдельно заключенного договора аренды. Пользователь по договору обязан по согласованию с правообладателем использовать при осуществлении предусмотренной настоящим договором деятельности фирменное наименование и коммерческое обозначение правообладателя. Стороны договора предусмотрели согласовать место расположения коммерческих площадей, используемых при осуществлении предоставленных по договору исключительных прав, а также их внешнее и внутренне оформление. Вознаграждение за пользование комплексом исключительных прав (упаковка багажа пассажиров с применением видов упаковки с помощью машинного либо ручного типа, реализация товаров посредствам вендинговых аппаратов) составляет (в том числе НДС) 16 800 000 рублей в год и выплачивается в рублях в форме фиксированных платежей на оглашенный период. Пункт 6.2 раздела 6 договора обязывает пользователя с момента подписания настоящего договора в течение 14 дней заключить договоры: аренды складского помещения, купли – продажи оборудования и остатков продукции, эксклюзивного права на оказание услуг «Доставка багажа пассажиров».

Изучив материалы дела, дав оценку доводам сторон, суд признал заявленные требования обоснованными в силу следующего.

Согласно части 1 статьи 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Как установлено судом, текст договора коммерческой концессии № 581-99/10, при его толковании не содержит каких-либо неопределенных дефиниций, в договоре установлена смысловая взаимосвязь всех разделов.Так, пункт 1.1 раздела 1 договора коммерческой концессии предусматривает обязанность ответчика (правообладателя) передать истцу (пользователю) за вознаграждение на срок до 31.12.2011 право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, а именно: право на товарный знак (знак обслуживания) правообладателя (зарегистрированный в Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам № 404244 от 31.12.2009г.), право оказания следующих услуг: упаковка багажа пассажиров с применением видов упаковки с помощью машинного или ручного типа, реализация товаров посредством вендинговых аппаратов.Указания на какой-либо иной предмет правоотношений, оспариваемый договор не содержит.Таким образом, проанализировав буквальное толкование спорного договора и действия сторон по его исполнению, суд пришел к выводу, что договор от 20.10.2010 № 581-99/10 исходя из его предмета является договором коммерческой концессии, предусматривающий передачу комплекса прав, установленных статьей 1027 Гражданского кодекса РФ применительно к договору. Таким образом, между сторонами заключен договор по предоставлению за вознаграждение права использовать в предпринимательской деятельности комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, которые подлежат регулированию главой 54 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), посвященной коммерческой концессии.Таким образом, выводы ответчика о том что указанный договор является смешанным договором не находят своего объективного подтверждения.Изложенные ответчиком доводы о том, что заключенный договорявляется смешанным, суд признал необоснованными также в силу следующего.Смешанным законодатель считает такой договор, который совмещает в себе элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами. Для квалификации сделки как смешанной необходимо установить наличие в тексте существенных условий, присущих нескольким видам договоров, а равно наличие основных (характерных) взаимных прав и обязанностей сторон (часть 3 статьи 421 ГК РФ). Вместе с тем, вывод о том, что сторонами оспариваемый договор квалифицирован как исключительно договор коммерческой концессиитакже подтверждается наличием иных договоров с этими же сторонами с иным предметом правоотношений.Так, ответчиком в материалы дела предоставлен договор № 612-72/10 от 27.10.2010 на аренду жилого помещения с актом приема – передачи, договор № 584-66/10 от 27.10.2010 купли – продажи с актом приема –передачи оборудования, которые свидетельствуют о наличии договорных отношений между сторонами вне заключенного договора коммерческой концессии. При этом обязательства по данным договорам надлежаще исполнялись обеими сторонами, что сторонами не оспорено. О квалификации оспариваемого договора, как договора коммерческой концессии также свидетельствует факт обращения ответчика в Федеральную службы по интеллектуальной собственности № для государственной регистрации договора коммерческой концессии.Согласно статье 1027 ГК РФ, по договору коммерческой концессии,одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекспринадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау). В соответствии с пунктом 2 статьи 1027 ГК РФ договор коммерческой концессии предусматривает использование комплекса исключительных прав, деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя в определенном объеме (в частности, с установлением минимального и (или) максимального объема использования), с указанием или без указания территории использования применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности (продаже товаров, полученных от правообладателя или произведенныхпользователем, осуществлению иной торговой деятельности, выполнению работ, оказанию услуг). Поскольку представленный договор, является договором коммерческой концессии, то соответствии с пунктом 2 статьи 1028 ГК РФ он подлежит государственной регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности. При несоблюдении этого требования договор считается ничтожным. В силу прямого указания закона, части 1 статьи 166 ГК РФ, сделкаявляется недействительной по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).При рассмотрении требования о признании сделки недействительной (ничтожной) суд, исходя из приведенных истцом обстоятельств, проверяет действительность сделки не только по заявленному правовому основанию, но и по статье 168 ГК РФ, поскольку в силу статьи 6 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ), при рассмотрении дел арбитражным судом законность обеспечивается правильным применением законов и иных нормативных правовых актов.Как следует из части 1 статьи 168 ГК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.Факт отсутствия государственной регистрации договора подтвержден сторонами и доказан уведомлением Федеральной службы по интеллектуальной собственности № 2012Д00913/42, согласно которому заключением о результатах рассмотрения заявления о государственной регистрации договора, отказано в государственной регистрации оспариваемого договора коммерческой концессии. В перечисленных документах регистрирующий орган отказал в регистрации договора, всвязи с обнаружением существенных нарушений, предусмотренных патентным законодательством. Указанные доводы ничтожности сделки влекут ничтожность всех ее частей, включая также оспариваемое Дополнительное соглашение сторон №1 к Договору от 20.12.2012 года, поскольку основания предусмотренные статьей 180 Гражданского кодекса Российской Федерации о возможности недействительности лишь частей сделки отсутствуют.

В связи и изложенным заявленные требования подлежат удовлетворению в полном объеме.

Исходя из изложенного, заявленные исковые требования подлежат удовлетворению в полном объеме.

В силу части 1 статьи 110 АПК РФ судебные расходы взыскиваются с ответчика в полном объеме.

Руководствуясь статьями 110, 167-171, 176 АПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Признать договор коммерческой концессии от 20.10.2010 года №581-99/10 и Дополнительное соглашение №1 к нему от 20.12.2012 года между индивидуальным предпринимателем Борблик Ольгой Ивановной, 27.06.1955 года рождения, уроженкой города Артема, и открытым акционерным обществом «Международный Аэропорт Владивосток» недействительными.

Взыскать с открытого акционерного общества «Международный Аэропорт Владивосток» в пользу индивидуального предпринимателя Борблик Ольги Ивановны, 27.06.1955 года рождения, уроженки города Артема, 8000 (восемь тысяч) рублей расходов на уплату государственной пошлины. Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в течение месяца со дня его принятия в Пятый арбитражный апелляционный суд и в Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в законную силу, при условии, что оно было предметом рассмотрения апелляционной инстанции.

Судья А.А. Хижинский

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.