Судебная практика по договору простого товарищества

Заключение договора простого товарищества: анализ судебной практики Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА ПРОСТОГО ТОВАРИЩЕСТВА: АНАЛИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

В.А. Кончева

Кафедра гражданского и трудового права Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 6, Москва, Россия, 117198

В статье анализируется судебная практика по спорам, связанным с закреплением существенных условий в договоре простого товарищества. В ней последовательно рассматриваются основные требования к формулированию существенных условий в договоре о совместной деятельности и связанные с этим проблемы. Содержащиеся в статье рекомендации могут быть использованы при составлении договоров о совместной деятельности.

Ключевые слова: существенные условия договора о совместной деятельности, заключение договора простого товарищества, признание договора простого товарищества заключенным, доступность регулирования.

Договор простого товарищества — хорошо известный способ объединения лиц, в том числе занимающихся предпринимательской деятельностью. В отличие от других гражданско-правовых институтов, посвященных объединению лиц и капиталов, институт простого товарищества не предполагает создания юридического лица, что создает определенные удобства для участников экономических отношений.

Члены простого товарищества сохраняют самостоятельное положение.

Выгодность такой правовой конструкции отношений подтверждает рост числа заключаемых договоров простого товарищества. На практике договор о совместной деятельности используется различными категориями участников экономических отношений. Это не только крупные компании, имеющие все возможности для юридически грамотного оформления договоров и пользующиеся услугами квалифицированных юристов, что, впрочем, не мешает им заключать указанные договоры, по своему содержанию не соответствующие предъявляемым требованиям, но и лица, в том числе индивидуальные предприниматели, зачастую не имеющие достаточной информации о заключении таких договоров. В этих условиях приобретает существенное значение вопрос стабильности договорных отношений, что непосредственно связано с доступностью правового регулирования.

Нормативные положения о совместной деятельности размещены в гл. 55 части второй Гражданского кодекса РФ. В ст. 1041-1054 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) находится практически все регулирование, посвященное

деятельности простого товарищества, что только способствует правильности и удобству применения норм теми, кому они адресованы.

Анализ этого регулирования позволяет сделать вывод о намерении законодателя максимально уменьшить требования к договорам о совместной деятельности, тем самым упрощая процесс их заключения.

Институт простого товарищества содержит значительный объем диспози-тивного регулирования, что относится и к вопросам деятельности простого товарищества, и даже в некоторой степени к вопросу содержания существенных условий договора, которые обычно предполагают императивность требований.

В обратном случае, учитывая количество предъявляемых в суды требований о признании договоров простого товарищества незаключенными, договор о совместной деятельности просто потерял бы привлекательность, а признание договора незаключенным стало бы основным и наиболее простым средством защиты интересов недобросовестных товарищей.

С другой стороны, в комплекс норм о простом товариществе включено значительное количество положений, направленных на создание правовых гарантий участникам договорных отношений, имеющих обязательный характер, что, безусловно, необходимо.

Как показывает судебная практика, часто исковые требования в связи с участием в простом товариществе оформляются как требования о признании договора незаключенным. Причем такие иски предъявляются часто в связи с разногласиями относительно исполнения договора, в том числе — с неисполнением договора самим истцом.

Иными словами, оказывается удобным осуществлять защиту своих интересов не посредством расторжения договора или принуждения к исполнению договорных обязанностей, а с помощью признания договора незаключенным. И эта защита позиции нередко бывает эффективной, как будет показано далее.

Для признания любого гражданско-правового договора незаключенным требуется доказать отсутствие хотя бы одного из необходимых существенных условий.

Существенными условиями договора простого товарищества являются согласно ст. 432 ГК РФ условия о предмете договора, условия, которые названы в законе и иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Таким образом, в договоре о совместной деятельности должны быть согласованы: условия о предмете, цели создания простого товарищества и о вкладах.

Предметом договора простого товарищества является совместная деятельность его участников. Это условие является определяющим для договоров данного вида, поскольку позволяет отграничить от смежных договоров. По своей сути без учета совместной деятельности договор простого товарищества предполагает передачу имущества для получения в последующем выгоды, что можно увидеть в большом количестве видов гражданско-правовых договоров.

Так, речь может идти о договорах подряда, купли-продажи, долевого строительства и прочих. Однако эти договоры имеют своим главным отличием от договора простого товарищества именно отсутствие совместной деятельности.

Для отнесения договора к группе договоров простого товарищества достаточно указания в договоре на намерение совместно действовать для достижения какой-либо не противоречащей закону цели. Однако для того, чтобы условие о предмете договора считалось согласованным, требуется конкретизация содержания этой деятельности в объеме, достаточном для ее точного определения.

Так, договор простого товарищества, в соответствии с которым стороны обязывались соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли, был признан судом незаключенным, поскольку в договоре не определена деятельность сторон . Предмет договора может быть согласован посредством точного определения обязанностей сторон и характеристики конечной цели совместной деятельности.

Так, в удовлетворении иска о признании договора простого товарищества, согласно которому предметом договора являлось «совместное инвестирование сторонами проектирования, строительства Здания и реконструкции Объекта на условиях, предусмотренных договором», незаключенным было отказано в связи с тем, что в договоре содержатся все существенные условия. Судом было установлено, что стороны согласовали характеристику объектов строительства путем раскрытия содержания основных понятий в договоре, конкретизировали взаимные обязанности в сфере строительства .

Определение предмета договора может быть произведено также посредством уточнения объекта договора, то есть индивидуализации цели договора. Цель договора простого товарищества является существенным условием договора, непосредственно связанным с его предметом, поскольку предметом договора простого товарищества является совместная деятельность, направленная на достижение конкретной, не противоречащей закону цели .

К примеру, договор простого товарищества, в котором стороны обязались соединить свои вклады для совместного строительства нежилого здания — «торгово-развлекательный центр», но не содержащий определения, что стороны предполагали получить в результате своей совместной хозяйственной деятельности, не имеющий данных о его площади, этажности, проектной документации, признан судом первой инстанции заключенным, судами апелляционной и кассационной инстанций незаключенным . Договор, целью которого являлось совместное строительство жилого дома, также был признан судом незаключенным, в частности, по причине невозможности определить предмет договора. В договоре отсутствовала информация о площади, этажности строения, не было проектной документации .

Вместе с тем необходимо отметить, что в этом вопросе практика судов не имеет единого содержания. При рассмотрении дела о признании договора простого товарищества незаключенным заявление истца о несогласованности сторонами условий о предмете договора вследствие неопределения площади объ-

екта строительства признано судами первой и апелляционной инстанций необоснованным, поскольку предметом договора является цель соединения вкладов товарищей и совместной их деятельности, определенная через результат, который должен быть достигнут, а именно проектирование объекта строительства на земельном участке, расположенном по указанному в договоре адресу. В тексте договора определен адрес земельного участка, а также его площадь, определено назначение строения .

В другом случае при рассмотрении дела в апелляционной инстанции аргументом заявителя для отмены решения суда о признании договора простого товарищества незаключенным было наличие логически связанного соглашения, заключенного ранее, в котором содержались все необходимые характеристики объекта недвижимости, для эксплуатации которого был заключен договор простого товарищества. Однако поскольку в сам договор простого товарищества не включены положения о связи договоров, условие о предмете договора признано судом несогласованным .

В случае, когда совместная деятельность по договору направлена на уже существующий объект недвижимости, включение в договор всех данных об этом объекте необходимо в той мере, в какой эти данные позволяют определить объем и содержание совместной деятельности, а также определить цель договора.

Законодателем не исключается возможность заключения договора о совместной деятельности, направленной на строительство объекта, включая стадию проектирования. В таком случае при наличии распределенных обязанностей и согласовании характеристики будущего объекта недвижимости договор может быть признан судом заключенным . Условие о предмете договора, согласно которому участники обязались соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица с целью строительства, ввода и эксплуатации объекта недвижимости автогазозаправочной станции, находящейся на участке по определенному адресу, при том, что проектирование и строительство объекта было возложено на одну из сторон договора, признано судом согласованным .

Необходимо добавить, что определение предмета договора должно быть достаточно четким с учетом сложившейся практики и быть понятным для самих сторон.

Так, при оценке согласованности условия о предмете договора простого товарищества, согласно которому целью совместной деятельности участников договора является совместное жилищное строительство на земельном участке определенной площади, расположенном по определенному адресу, в границах, обозначенных на плане, являющемся неотъемлемой частью договора, суды первой и апелляционной инстанций сочли договор незаключенным, в частности, в связи с тем, что предмет договора не определен четко. При этом в договоре были описаны обязанности сторон по предоставлению, доработке и согласованию проектной документации по застройке земельного участка. Однако суд кассационной инстанции указал, что выводы судов сделаны без оценки договорных

обязательств сторон, судам следовало исследовать вопрос о наличии разногласий у сторон по условию о предмете договора, и принять во внимание практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, поскольку, как следует из материалов дела, стороны фактически исполняли договор .

Следующее условие, которое должно быть согласовано в договоре простого товарищества — условие о вкладах. Согласно ст. 1042 ГК РФ вкладом признается все то, что вносится товарищами в общее дело, в том числе деньги, иное имущество, профессиональные и иные знания, навыки и умения, а также деловая репутация и деловые связи. При этом вклады предполагаются равными по стоимости, если иное не следует из договора простого товарищества или фактических обстоятельств. Денежная оценка вклада товарища производится по соглашению между товарищами. Таким образом, существенным условием договора простого товарищества является условие о составе и размере вкладов, их денежной оценке и, исходя из характера договора, условие о порядке внесения вкладов. И в этом вопросе судебная практика является относительно разрозненной и позволяет получить лишь относительно четкое представление о критериях согласованности условия о вкладах сторон.

Прежде всего, в договоре необходимо конкретизировать, что именно является вкладом. Как показывает практика, обычно это не представляет сложности для сторон договора. Описание состава вкладов участников договора должно быть достаточно четким и определенным, для того, чтобы закрепить объем вложений.

Учитывая, что вкладом могут быть не только объекты материального мира и имущественные права, но и такие сложно конкретизируемые вещи, как репутация, деловые связи и прочее, сложность для сторон может представлять определение именно этих видов вкладов. Однако размер вкладов можно определить исходя из оценки их стоимости, которую стороны вправе производить самостоятельно в денежном либо в процентном выражении.

В этой связи представляет интерес дело по иску о признании договора простого товарищества незаключенным. Судом было выявлено, что стороны в договоре указали наименование видов вкладов («…участники обязуются путем объединения денежных средств, иных материальных ресурсов, своего профессионального опыта, а также деловой репутации и деловых связей.»), а также согласовали порядок несения расходов в процессе совместной деятельности в процентном соотношении, но не определили размер и порядок внесения вкладов, что повлекло признание договора незаключенным .

При рассмотрении другого примера можно увидеть иную картину. По делу о разделе общего имущества товарищей судом было указано, что, поскольку вклады вносились сторонами «как денежные, так и неденежные», определить их размер и произвести денежную оценку невозможно.

Однако в данном случае необходимо отметить, стороны иначе закрепили состав вносимых вкладов. Так, первый участник обязался обеспечить проектирование, строительство, ввод в эксплуатацию автогазозаправочной станции де-

нежными средствами или другими вложениями; организовать сервисное обслуживание автогазозаправочной станции; производить текущую работу по согласованию с инспектирующими (административными) органами всех вопросов, связанных с деятельностью автогазозаправочной станции. Второй участник обязался выделить участок для строительства; получить разрешение на эксплуатацию автогазозаправочной станции; эксплуатировать автогазозаправоч-ную станцию. Закрепление условия о вкладах в таком виде позволяет определить объем вложений с достаточной четкостью, согласованность условия о вкладах не вызывала возражений у сторон, договор исполнялся, одновременно при данных условиях установить размер вкладов представлялось затруднительным .

В другом случае договор простого товарищества, содержавший неполную информацию о составе вкладов, порядке их внесения, был признан заключенным. В договоре указывалось, что вкладами товарищей является их трудовое участие, однако согласно платежным документам, а также по данным выездных налоговых проверок вкладами также являлись и грузовые автомобили, принадлежавшие участникам договора на праве собственности. При этом суд принял во внимание отсутствие неопределенности у сторон в процессе исполнения договора относительно условий о его предмете, о вкладах, договор длительное время исполнялся участниками . Обращение с требованием признать договор незаключенным в этом случае до исполнения договора или в его начале могло иметь другой результат.

Существенным фактором, позволяющим судить о соблюдении условия о вкладе, как показывает анализ судебной практики, является правомерность внесения имущества в качестве вклада. Так, признавая договор простого товарищества незаключенным, судом было отмечено, в частности, что «…в качестве вклада в совместную деятельность внесен объект незавершенного строительства в отсутствие его государственной регистрации права собственности.» .

Размер вклада имеет значение для согласования условия о вкладе, идентичное денежной оценке вкладов. Как пояснил суд при рассмотрении дела о признании договора простого товарищества незаключенным, поскольку в договоре можно установить состав подлежащего внесению вклада, порядок и сроки его внесения, условие о размере вклада участника в процентном выражении, условие о вкладе и его размере считается согласованным. Денежная оценка вкладов не является существенным условием договора простого товарищества. В соответствии с п. 2 ст. 1042 ГК РФ вклады товарищей предполагаются равными по стоимости, если иное не следует из договора простого товарищества или фактических обстоятельств. Денежная оценка вклада товарища производится по соглашению между товарищами. Исходя из данного положения, денежная стоимость подлежащего внесению каждым из участников вклада определяется по усмотрению участников. Если договором размеры имущественных вкладов не определены, предполагается, что каждый из участников внес вклад,

равный по экономической ценности вкладу других участников. Законом не предусмотрена обязательная денежная оценка вкладов .

Однако в практике судов можно увидеть и противоположную позицию. Так, договор простого товарищества был признан незаключенным вследствие того, что стороны не определили стоимость своих вкладов, при этом суд исходил из толкования ст. 1042 ГК РФ .

При этом если стороны договорились о том, что размер вкладов, их денежная оценка являются существенными условиями договора, при несогласованности этих условий суд признает договор незаключенным. Так, при рассмотрении требования о признании договора простого товарищества незаключенным судом было установлено, что дополнительным соглашением к договору, предполагавшим включение дополнительного участника в простое товарищество, размер вкладов не установлен. Поскольку в основном договоре стороны установили размер вкладов в качестве существенного условия и этот договор продолжает действовать с изменениями, предусмотренными указанным дополнительным соглашением, договор был признан незаключенным .

Из материалов практики судов очевидно, правильное применение норм о существенных условиях при заключении договора простого товарищества представляет сложность для участников экономической деятельности и требует квалифицированной юридической помощи. Судам в значительной мере приходится опираться на оценочные критерии при рассмотрении дел по договорам о совместной деятельности, что усложняет прогнозирование развития договорных отношений. Соответственно, можно сделать вывод, что существующее регулирование, включающее необходимые гарантии защиты интересов сторон договора о совместной деятельности, оказывается недостаточно доступным.

ЛИТЕРАТУРА

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. — Книга 5. — Т. 1. — М.: Статут, 2006.

Илюшников С.М. О существенных условиях договора простого товарищества // СПС «КонсультантПлюс».

Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда № 07АП-3853/08 от 11.12.2008 по делу № А45-5881/2008-6/65 // СПС «КонсультантПлюс».

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда № 09АП-743/2010-ГК от 27.02.2010 по делу № А40-64973/09-155-561 // СПС «КонсультантПлюс».

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда № 17АП-2660/2009-ГК от 28.04.2009 по делу № А50-18321/2008 // СПС «КонсультантПлюс».

Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2009 по делу № А09-5274/2009 // СПС «КонсультантПлюс».

Постановление ФАС Дальневосточного округа № Ф03-А04/07-1/6156 от 22.01.2008 по делу № А04-2837/07-12/171 // СПС «КонсультантПлюс».

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа № Ф04-1711/2008(1992-А75-9) от 20.03.2008 по делу № А75-2259/2007 // СПС «КонсультантПлюс».

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 02.07.2009 по делу № А56-10568/2008 // СПС «КонсультантПлюс».

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа № Ф08-6774/07 от 11.10.2007 по делу № А32-30488/2006-50/618 // СПС «КонсультантПлюс».

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа № Ф08-5662/2008 от 23.09.2008 по делу № А32-24167/2007-64/581 // СПС «КонсультантПлюс».

Постановление ФАС Уральского округа № Ф09-2139/07-С4 от 27.03.2007 по делу № А60-15569/2006 // СПС «КонсультантПлюс».

Постановление ФАС Уральского округа № Ф09-5100/08-С4 от 22.07.2008 по делу № А50-15769/2007-Г21 // СПС «КонсультантПлюс».

Постановление ФАС Центрального округа от 09.11.2007 по делу № А23-5034/06Г-15-13 // СПС «КонсультантПлюс».

CONCLUSION OF THE SIMPLE PARTNERSHIP CONTRACT: ANALYSIS OF COURT PRACTICE

V.A. Koncheva

The Department of Civil and Labour Law Peoples’ Friendship University of Russia

6, Miklukho-Maklayа st., Moscow, Russia, 117198

Создание или расширение деятельности любого предпринимателя потребует ожидаемых финансовых капиталовложений, но не каждый человек, компания имеют необходимые для этого средства. Одна из хороших возможностей получения необходимых финансовых средств – получение с помощью оформления соглашения по инвестированию.

Инвестиционный договор между физическими лицами, или физическим и юридическим лицом, должен содержать в себе права и обязанности всех участников и пункты, устанавливающие разделение доходов. Он позволяет значительно уменьшить шансы возникновения конфликтных ситуаций между участниками соглашения.

Для оформления правоотношений между физическим и юридическим лицом потребуется особый подход. Это связанно с тем, что инвеститор фактически предоставляет собственные капиталы, которые будут далее использоваться в целях получения дохода. Инвестор – это та особа, которая только обеспечивает второго участника определенным капиталом, которое будет выполнять все действия в соответствии с подписанным комплексом прав и обязательств между сторонами.

Инвестиционный договор ГК РФ предназначен для того, чтобы определить и уточнить отношения всех лиц, связанных условиями сделки. Такой контракт заключается во многих сферах, например, когда определенный инвеститор делает финансовое вложение в бизнес.

Особенности инвестиционного договора ГК РФ

Отношения, установленные контрактом по инвестированию, имеют свои особенности:

  • все взаимоотношения участников имеют документальное оформление;
  • заказчик обязан вкладывать средства, получаемые от вкладчика, в продвижение проекта;
  • сделка имеет письменный вид, исключена возможность заключить действующую устную сделку о капиталовложениях;
  • инвестор и заказчик должна понимать и знать главные особенности налогообложений с каждой из сторон;
  • доходы могут предоставляться как фиксированными сумами, так и в размере оговоренного процента от получаемой прибыли;
  • финансы, которые представляют собой инвестиции, могут быть переданы по частям или полностью в размере всей суммы сразу.

Контракт на денежные вложения может быть заключен в 2 видах. Первый, когда договор товарищества по инвестициям облагается единоразовым вложением сразу и всей суммы. Во втором случае деньги могут перечисляться несколькими частями.

Схема заключения подобной сделки довольно проста и понятна. Учитываются все составляющие части – как юридическая, так и финансовая, что делает соглашение о вложении капитала оптимальной формой налаживания правоотношений с застройщиком.

  Комментарии

Ошибки в договоре могут привести к спору по фактическим обстоятельствам дела, к трудностям доказывания верной информации и к другим неблагоприятным последствиям для сторон. Кроме того, затруднительно принять к бухгалтерскому учету договор с ошибками в обязательных реквизитах первичного учетного документа: названии договора и наименовании компании, дате составления и в других сведениях, которые перечислены в пункте 2 статьи 9 Федерального закона от 06.12.11 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете». Рассмотрим самые частые опечатки в договоре и узнаем, как на них реагируют суды.
Ошибка в адресе
Одна из самых опасных опечаток в договоре – в адресе. Стороны могут ошибиться в местонахождении или указать неполный адрес. Путаница возникнет, если в договоре не использовали общепринятые обозначения, такие как:
– улица. Например, написали: «город Москва, Строителей». Здесь не ясно, что имеется в виду: улица, бульвар, проезд, тупик или проспект. Проблема особенно актуальна, если в населенном пункте несколько разновидностей улиц с подобным наименованием;
– дом (здание, владение и т.п.). Иногда указывают номер дома без нужного корпуса.

Ошибка в указании адреса может повлечь за собой споры, если стороны направляют друг другу уведомления или иные документы, обязательные по условиям договора. Возникает риск того, что одна сторона несвоевременно узнает о важных для нее обстоятельствах или не узнает о них вовсе, в то время как вторая сторона фактически исполнила обязательства по уведомлению в соответствии с реквизитами, которые указаны в договоре.
Верховный суд разъяснил следующее. Договор может установить, что юридически значимые сообщения сторона направляет другой только по указанному адресу. Направление по иному адресу не считается надлежащим, если лицо не знало и не должно было знать, что адрес в договоре недостоверен (п. 64 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.15 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ»). Этого принципа придерживаются и нижестоящие суды (постановления АС Волго-Вятского округа от 02.08.16 по делу № А38-3276/2015, АС Московского округа от 29.08.16 по делу № А40-225766/2015, АС Центрального округа от 17.10.16 по делу № А14-12335/2015). В случае разногласий и в целях установления факта добросовестности сторон суды опираются не только на указанный в договоре адрес, но и на другие сопутствующие договору документы, а также фактические обстоятельства. В частности, на корреспонденцию сторон, которую направили и получили по правильному адресу, на указание адреса в переписке сторон и т.д.
Ошибка в уполномоченном лице
Стороны указывают в преамбуле договора реквизиты одного уполномоченного подписанта, но фактически договор подписывает другое лицо.
Суд в первую очередь установит, подписывало ли договор уполномоченное лицо. Если сделку от имени компании заключило лицо без соответствующих полномочий и если компания впоследствии не одобрила эту сделку, то действует следующее правило. Все права и обязанности по сделке возникают не у компании, а у лица, которое заключило эту сделку, с момента ее совершения (п. 1 ст. 183 ГК РФ, постановление Девятого ААС от 20.03.17 по делу № А40-55855/16)*.
*Если в преамбуле в качестве представителя указан директор, а документ подписывает лицо по доверенности, это не влечет недействительности договора. Договор заключается с самостоятельным субъектом гражданских отношений. И не важно, какое уполномоченное лицо действовало от его имени – директор или представитель по доверенности (постановление Тринадцатого ААС от 03.10.07 по делу № А56-666/2007).

Ошибки в наименовании, номере, дате договора и должности подписанта
Есть ряд технических опечаток, которые не влияют на суть договора. Если спор по такой ошибке попадает в суд, то судья оценивает весь договор целиком. В большинстве случаев не считаются существенными следующие ошибки.
В наименовании договора. Стороны указали наименование договора, которое не соответствует его содержанию. Например, соглашение в преамбуле названо договором подряда, но документ фактически регулирует взаимоотношения сторон по поставке.
Суды в таких случаях рассматривают договор целиком и классифицируют документ исходя из закрепленных в нем положений*. И если решают, что в действительности был заключен договор поставки, используют при вынесении решения законодательство о поставке.

*В пункте 431 ГК РФ закреплен принцип толкования договора, при котором суд должен принимать во внимание буквальное значение его слов и выражений.
В номере договора. Самый распространенный пример ошибки – неправильный порядок цифр или символов. Но стороны могут также:

– забыть поменять номер договора после использования шаблона; указать номер не того договора в приложении к нему (такие ошибки возникают в случаях, когда стороны одновременно взаимодействуют по нескольким видам договоров);
– ошибиться в номере одного дополнительного соглашения, что повлечет путаницу в номерах дальнейших соглашений к договору;
– оформить два приложения к договору под одним и тем же номером*.
*Если в последующем стороны захотят расторгнуть одно из таких приложений, им придется указать не только его номер, но и какие именно правоотношения прекращаются.
Такие оплошности могут повлиять на оплату по сделке и на бухгалтерский учет договора. Но что касается судов, то последние также рассматривают договор по существу. Как правило, они признают, что техническая ошибка при указании номера договора не влечет признание сделки недействительной (постановление АС Дальневосточного округа от 18.10.16 по делу № А04-1148/2016). В дате договора. Стороны ошибаются в дате договора, датируют договор про- шедшей датой или вообще не ставят дату в документе. Возможна и ситуация, когда в договоре указана дата, которая не совпадает с фактическими сроками выполнения работ или оказания услуг. Например, исполнение началось раньше. По общему правилу дата договора должна соответствовать дате его вступления в силу*.

*Договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения (п. 1 ст. 425 ГК РФ).
Отсутствие даты может повлиять как на платежи по договору, так и на исполнение по нему, поскольку условия соглашения не будут применяться, пока договор не вступил в силу. При этом стороны вправе установить, что условия договора применяются к их отношениям до заключения договора (п. 2 ст. 425 ГК РФ).

Если стороны датируют договор задним числом, они должны понимать, что информация в договоре должна быть актуальной на эту дату.
Так, суд пришел к выводу, что стороны допустили техническую ошибку в дате договора, поскольку документ содержит данные, которые могли быть известны значительно позднее, после государственной регистрации одного из контрагентов. Ошибка недостаточна для признания договора недействительным (постановление Двадцатого ААС от 24.01.17 по делу № А23-3812/2013).
В наименовании стороны. Если в договоре указано наименование, которое не соответствует учредительным документам, есть риск, что контрагент уклонится от исполнения обязательств. Он сошлется на ошибку и будет аргументировать, что договор заключен именно с тем юридическим лицом, которое указано в документе.
В этом случае суд рассмотрит иные реквизиты сторон (печать, сведения из ЕГРЮЛ) и сравнит их с указанными наименованиями. Неверное наименование не свидетельствует о том, что спорный договор заключен с несуществующим юридическим лицом (постановление АС Уральского округа от 07.02.17 по делу № А07-22646/2011).
В указании должности подписанта. Стороны допускают ошибку в указании должности лица, который подписывает договор. Например, пишут его прежнюю должность или отражают название не так, как указано во внутренних актах компании.
Суды, которые рассматривают договоры с ошибками в должности подписанта, как правило, приходят к следующим выводам:

– для полномочий на подписание имеет значение личность подписывающего.
Ошибка в указании прежней должности расценивается как опечатка (постановление Десятого ААС от 20.02.14 по делу № А41-17542/13, оставлено в силе постановлением ФАС от 11.06.14);
– то, что в договоре неверно указали должность подписанта, не говорит о том, что у компании не будет обязательств по договору (постановление Тринадцатого ААС от 09.10.14 по делу № А56-20511/2011/З.2).

Рекомендации для сторон, которые составляют договоры
Избегайте любых сокращений в договорах; тщательно сверяйте наименование и реквизиты контрагента с его учредительными документами; проверяйте фамилию, имя, отчество и полномочия лица, который подписывает документы от имени компании; датируйте документы датой их составления или датой подписания. Если некрупные описки в тексте обнаружены после подписания документа, то внесите изменения от руки – зачеркните неверную информацию и укажите правильную. Обратите внимание, что внести изменения нужно во все экземпляры документа, при этом заверить исправление необходимо подписью уполномоченных лиц и печатями всех сторон договора. Но самым надежным способом устранения ошибки будет составление и подписание сторонами дополнительного соглашения с верной информацией к договору, в котором обнаружили ошибку.

Договор простого товарищества: судебная практика

Принято Постановление Президиума ВАС РФ ОТ 25.01.2011 № 11774/10 по делу № А57-24457/09 «Договор простого товарищества является притворной сделкой, прикрывающей договор аренды, если из условий договора следует, что имущество (вклад «товарища») передается во временное пользование за плату»

Суть спора

Между Управлением автодорожного надзора и Фондом был заключен договор простого товарищества. По его условиям, сторонам необходимо было совместно поддерживать в пригодном состоянии двухэтажный гараж. Для этого сторонам необходимо было внести равные по стоимости вклады в совместную деятельность. В качестве взноса со стороны Управления автодорожного надзора выступило здание гаража, которое является федеральной собственностью. Что касается фонда, то он обязался предоставить сварочное оборудование и два подъемника, а также денежные средства, которые планировалось использовать для проведения текущего и капитального ремонта гаража и поддержания его в пригодном для эксплуатации состоянии. Кроме того, из предоставленных средств планировалось осуществлять выплаты по коммунальным услугам, которые связаны с эксплуатацией самого здания гаража. Поимо этого, фонду необходимо было осуществить собственными силами ремонт легковых служебных автомобилей, которые принадлежали Управлению автодорожного надзора.

Данный договор был заключен на 35 лет. По его условиям предусматривалось, что его досрочное расторжение приведет к тому, что Управлению автодорожного надзора придется возместить Фонду все затраты, которые были бы связаны с ремонтом, содержанием и благоустройством гаража, а также стоимость ремонта автомобилей, который был произведен.

Само здание гаража было передано во временное пользование Фонду посредством акта приема-передачи. Заключение договора с последующей передачей имущества было согласовано с собственником в лице Управления Росимущества. Впоследствии по распоряжению Управления Росимущества гараж был передан отделению внутренних дел на правах оперативного управления. В ЕГРП была внесена соответствующая запись об этом.

Указанное обстоятельство было квалифицировано Фондом в качестве основания для расторжения договора простого товарищества. Именно поэтому, Фонд принял решение обратиться с исковым заявлением в арбитражный суд, требуя произвести расторжение договора простого товарищества и осуществить взыскание реального ущерба, который будет вызван в процессе прекращения обязательств по соглашению, а также процентов за пользование чужими финансовыми средствами.

Так как договор простого товарищества устанавливал, что имущество было передано во временное пользование, суд задался вопросом: можно ли считать данный договор притворной сделкой, которая прикрывает договор аренды недвижимого имущества?

Соотношение договора аренды и договора простого товарищества (совместной деятельности)

В соответствии со статьей 1041 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ), договор простого товарищества устанавливает, что двое или несколько лиц, именуемых товарищами, обязуются соединить собственные вклады и совместно действовать без образования юридического лица. Основная цель такого сотрудничества заключается в получении прибыли или достижении другой цели, которая не противоречит закону. Из данного определения судебная практика смогла сделать вывод о том, что основной особенностью такого договора является обязанность сторон соединить вклады и действовать вместе, но при этом в таких правоотношениях отсутствует обязанность по передаче в собственность чего-либо от одного товарища другому.

Договор аренды, как известно, не направлен на передачу в собственность имущества. Но из определения договора по статье 606 ГК РФ следует то, что в качестве правовых последствий заключения договора аренды могут выступать передача имущества во временное пользование и владение арендатору, а также последующая оплата его последним лицом. То есть, исследуя природу этого документа, можно говорить о том, что договор аренды преследует общие цели для сторон сделки.

На практике достаточно часто встречались случаи, когда в качестве вклада по договору простого товарищества передавались объекты недвижимого имущества. В связи с этим возник вопрос: насколько соотносятся между собой договор простого товарищества и договор безвозмездного пользования?

Суды часто квалифицируют договор, который стороны называют договором простого товарищества, как договор аренды. Это происходит в том случае, если им удается установить, что фактические отношения участников сделки были сведены к предоставлению права использовать определенное помещение для осуществления предпринимательской деятельности на условиях оплаты такого пользования. Но если обстоятельства дела указывают на то, что действия сторон направлены на достижение общей цели, которая определена в договоре, то суды отклоняют довод о его притворности. Правда, в любом случае это не исключает, что стороны могут заключить между собой смешанный договор, который содержит элементы договора аренды и договора простого товарищества.

Решения судов разных инстанций

В суде первой инстанции заявленные требования были удовлетворены. Исключение составили только требования о взыскании процентов за пользование чужими финансовыми средствами. В суде апелляционной инстанции данное решение было отменено, а Фонду суд отказал в иске. Но данная судебная практика заметила, что фактически между сторонами был заключен договор срочного безвозмездного пользования недвижимостью, а он является ничтожным, так как Управление автодорожного надзора не имело никаких полномочий на передачу гаража в пользование Фонду.

Постановление суда апелляционной инстанции было отклонено в суде кассационной инстанции, а решение суда первой инстанции было оставлено без изменений.

Что касается Президиума ВАС РФ, то он отменил все судебные акты, принятые нижестоящими инстанциями, после чего направил дело на новое рассмотрение. Им были сформулированы следующие правовые позиции:

1. Спорный договор, который стороны сделки именуют как договор простого товарищества, является притворным, поскольку он прикрывает договор аренды, являющийся незаключенным вследствие того, что он не прошел процедуру государственной регистрации. Этот вывод был сделан в результате сопоставления и анализа следующих фактов:
— доказательства, которые служат подтверждением воли участников договора по совместным действиям для извлечения прибыли либо достижения иной цели, которая не противоречит закону, отсутствуют;
— права и обязанности сторон, предусмотренные договором, направлены на встречное удовлетворение интересов каждого участника, но никак не на достижение общей цели;
— обязательства по договору носят возмездный характер и направляются на получение платы или встречного предоставления за исполнение собственных обязанностей.

Таким образом, вышеперечисленные признаки свидетельствуют о том, что договор простого товарищества судебная практика может квалифицировать как договор аренды.

2. Так как спорный договор можно считать незаключенным, то исковое заявление о возмещении ущерба подлежит разрешению в соответствии с положениями главы 60 ГК РФ «Обязательства вследствие неосновательного обогащения».

При рассмотрении данного дела Президиумом ВАС РФ не применялись положения главы 34 ГК РФ. Таким образом, подход судов Президиум ВАС РФ поддержал. Именно поэтому, при признании договора аренды незаключенным к фактическим отношениям сторон могут быть применены нормы и правила о неосновательном обогащении.